6+

Районная газета «Красноярский вестник». Издаётся с 31 октября 1931 года

Главная / Солдаты Победы / Болгова Анна Степановна

Болгова Анна Степановна

  • 271
  • 1
 

Болгова Анна Степановна

Свет далекой звезды

 Война сеет смерть. И в этой кровавой бойне живёт любовь. Вопрос не в том, как она тогда проявляется. Светлое человеческое чувство вседа блестит чистотой. 

...Душевную тайну Анна Степановна открыла мне после смерти мужа. Она призналась: это было сильное чувство. И его она просто не смогла утаить в себе, от близких. Она была рада, когда узнала о нём через десятки лет. И он был не в силах забыть её: Аня была для него светом далекой звезды, осталась недосягаемой мечтой. Это и есть святое чувство, называемой истинной любовью. Они берегли друг друга, находясь на расстоянии, чтобы тени недоверия, недомолок, сплетень не проскользнули в их семейные круги. Уже нет в живых и Анны Степановны. Наверное, они теперь встретились в небесах.

«Моя любимая Анечка! Ты так и осталась моей невестой на всю жизнь. Никакие силы не смогли тебя выравать из моего сердца. Это не подвластно никому!»

Эти слова признания принадлежат мужчине. Ему тогда, когда писал, в 1993 году, исполнилось 70 лет. А ей — предмету обожания — столько же. Он был женат, она замужем, у обоих были дети, внуки. Эти строчки были вступлением к его поэме о любви, которая нигде не печаталась и написана только для нее. Далее я буду приводить строфы, они, возможно, не выдерживают каноны поэзии, но "их рождали мои светлые чувства, моя великая любовь..." — пишет автор.  Эти рукописные страницы, аккуратно прошитые белой ниткой в альбом, представила мне Анна Степановна Болгова.

Полсотни лет с тех пор минуло,

            а мне все снятся те года.

Война великая гремела,

              мы были молоды тогда.

Любовь та первая, светлая,

            вдруг озарила с Аней нас.

Она солдаткою служила,

         была богиней без прикрас.

…Они встретились в 1943 году. Кругом шла война. 679-й зенитно-артиллерийский полк дислоцировался в Астрахани. Лейтенант Александр Воробьев прибыл сюда после окончания военного училища. Был назначен командиром взвода. Ему тогда двадцати лет не было. Анна Кобзева — развед­чица, рядовая, уже больше полугода прослужила. В это время фронт покатился на Запад, толчок был дан от стен Сталинграда. Вскоре их полк надолго встал у города Николаева, защищая небо от фа­шистских самолетов. Там находились на формировании несколько частей, вышедших из боев.

В войсках любовь не разрешалась,

                 хоть сердце екало в груди.

А тех, кто был в интимных связях, -

     в штрафбаты кровью искупить.

Но никакой приказ не в силах

              святые чувства заглушить.

Есть разная любовь на свете,

                 а есть от Бога, от души.

Я именно такой любовью

                 к своей Анюте прикипел.

Когда я видел ее образ,

                   то замирал, язык немел.

Записочки писал ей часто,

               она в ответ улыбки шлет.

Хотелось бы поцеловаться,

         но, не дай Бог, узнает взвод...

Узнали о привязанностях молодого офицера к девушке-воину. Предупредили. И на всякий случай Анну перевели подальше от взвода — она стала телефонисткой на КП полка. Тогда часть стояла в центре Одессы, а подразделение Александра — на окраине города. Но молодые записочки писали, ми­молетные свидания устраивали, да и приличия соблюдали.

На войне, как и везде, у каждого свое дело, которое обязан выполнять четко. Там есть устав и закон военного времени. А в душе человека — совесть и любовь. Совместить все это не просто, но нужно. И Александр, и Анна безукоризненно выполняли долг на войне.

Большая семья С.И.Кобзева в 1935 году уехала из села Тамбовка Харабалинского района на Дальний Восток. В то время туда вербовали рыбаков. Там жизнь была неплохая. В июне 1941 года Кобзевы всей семьей приехали в отпуск. Как раз 22 июня, в воскресенье, в кругу родственников в Тамбовке они затеяли праздник. И вдруг... сообщение о войне. Отец принимает решение: останемся на родине, устраивается на работу в совхозе "Бузанский", на ферме № 2. Вскоре заведующего магазином призывают на  фронт. Политотдел совхоза поручает Анне принять торговую точку. Это было комсомольское поручение. "Есть!" — сказала девушка, хотя ничего не понимала в торговле. Тем не менее эта случайная работа впоследствии стала делом ее жизни. Потом, после войны, она долгие годы заведовала магазином. Осенью 1942 года тот продавец вернулся домой по ранению и принял магазин, а Анне вручили повестку на войну...

Мы очень грустно расставались,

                 слова пропали, хоть убей.

Рекою по щекам слезы лились,

              а поезд трогался с путей.

Как быть нам дальше, мы не знали,

                      моя вина во всем была.

Свою невесту дорогую

                не смог оставить у себя.

Он, действительно, не мог тогда оставить девушку с собой. После победы, в августе 1945 года. А она помнит до сих пор его слезы. Он оставался служить, ибо был кадровым офицером. Более того, подающим надежды командиром. Видимо, 22-летний Александр и не был готов жениться. У него были планы, связанные с Анной, но карьера многообещающая звала. Так или иначе, они расстались. Каждый из них думал, что на время.

- Что же теперь скрывать, — говорит Анна Степановна. — Если бы тогда он предложил руку и сердце, я бы согласилась, но он этого не сделал. А мне очень хотелось к маме Елене Давыдовне, обнять братьев, сестру, поделиться впечатлениями с братом-фронтовиком Александром. Не успела приехать домой, посыпались письма от моего друга. Он их писал каждый день. Я ждала заветные слова, но их не было. Сначала работала в Бузанском сельсовете, потом меня перевели в отдел кадров Красноярского райкома партии. В те годы именно здесь велась живая работа с руководящим составом и резервом, ведь с войны и с учебы приезжало много людей, их надо бы трудоустроить. В 1947 году передо мной появился парень, вернувшийся после курсов руководителей колхозов, бывший фронтовик Кузьма Иванович Болгов. Его направили заместителем председателя колхоза в с. Алгара. Потом он зачастил ко мне, оказывал знаки внимания, и я не устояла. К тому же Александр в одном из писем сообщил, что он едет учиться надолго в академию. А мне, девушке, надо было устраивать свою жизнь. Так советовали родные и близкие. Вскоре я вышла замуж за К.И.Болгова и уехала в Алгару.

Но расставаться надо было,

              настал конец той войне.

Не мог тогда я знать об этом,

     что без тебя нет жизни мне.

Как я любил, Аня не знала,

              и сам я этого не знал,

И только годы подтвердили –

             любовь навеки потерял.

А письма от А.Д.Воробьева продолжали приходить в Красный Яр. Хозяйка квартиры их просто собирала, не отдавая Анне, создавшей уже свою семью. Потом, через десятки лет, когда умерла та женщина, соседи обнаружили пачку нераспечатанных писем, адресованных Анне Степановне. Их ей передали. А ведь она сразу же после сватовства прекратила переписку.

В 1950 году К.И. Болгов вдруг решается по оргнабору ехать на Сахалин. Там нужны были и рыбаки, и организаторы промысла. Возможно, кто-то и сообщал ему о прежних увлечениях жены, и он задумал переменить местожительства. В 1951 году, когда исполнился год сыну Валерию, Анна Степановна поехала за мужем. Там же родился у Болговых Игорь.

В 1961 году семья Болговых приехала в отпуск на родину. Старший брат Анны Степановны Матвей Степанович, рассудительный мужик, посоветовал чете так: в Красном Яру его знакомые срочно продают новый дом и уезжают, а у вас есть деньги — купите, пригодится. Послушались его. К концу отпуска, а он длился целое лето, Болговы передумали ехать назад, затребовали оттуда документы. Здесь нашлась работа и для Кузьмы Ивановича, и для Анны Степановны — в торговле, и до выхода на пенсию оба трудились в этой сфере.

В жизни грусть и разлука,

               не уйдешь никуда.

Как хотелось бы снова

        заглянуть в те глаза.

Отзовись, дорогая,

         на любовь юных лет,

Успокой мое сердце хоть

               на старости лет.

- В 1989 году, — рассказывает Анна Степановна, — я прочла в областной газете "Волга" объявление под рубрикой "Отзовитесь", что А.Д.Воробьев, житель г. Одессы, разыскивает А.С. Кобзеву, служившую в 679-м зенитно-артиллерийском полку. Сразу ответить ему не решилась. А тут пошли звонки от знакомых, родных. Вскоре и от него пришло письмо. Оказывается, моя подруга по полку Е. Арефьева, с которой все эти годы поддерживала отношения, написала ему все обо мне и дала мой адрес. Я напи­сала письмо, тон которого был чисто дружеский. И опять возобновилась переписка. Он писал о себе, о жене, детях, об Одессе.

Жизнь Александра Дмитриевича, оказывается, была прочно связана с армией. Он дослужился до полковника. Последним местом его службы было Приднестровье. Потом он увольнился из армии, работал преподавателем кафедры в одном из технических вузов Одессы. Женился поздно.

С годами дальше мы уходим,

а мысль все ближе к той поре,

Уж видно Богу так угодно,

     чтоб вечно помнил о тебе.

Судьба жестоко наказала,

десятки лет покоя нет –

Все целых пятьдесят годочков

ты снишься мне в расцвете лет.

- Однажды я ехала в харабалинском автобусе до села Комсомольское, где живет сестра, — продолжает Анна Степа­новна. — Соседками оказались две дородные женщины. Разговорились. Одна спросила, узнав, что я живу в Красном Яру: знаю ли Анну Кобзеву-Болгову, и какая она из себя? "Такая же, как я, — ответила, — а зачем она вам?" "Часто по "Маяку" ей передает песни один мужчина, рассказывает, что любит ее. Счастливая...". "Глупости, — сказала другая, — как ему не стыдно, ведь семья-то есть, да и она хороша. Отшила бы..." Знаете, мне все же стало приятно на душе.

Все стихи отдай мужу,

пусть прочтет про тебя.

Ту любовь он увидит,

         что вдали от тебя.

На святую любовь

ревность он укоротит,

И жену свою Аню

  будет крепче любить.

Анна Степановна, естественно, все рассказала мужу об А. Воробьеве, когда получила в 1989 году первое письмо. Потом были другие послания, которые они читали вместе. Не исключено, что Кузьма Иванович ревновал жену к далекому "сопернику", но он и знал, что Анна Степановна, с которой он прожил десятки лет, всегда оставалась ему верной. Она была любимой женой, доброй матерью, отличной хозяйкой. Если в твою жену влюблялись другие мужчины, значит, она еще и прекрасная женщина, о которых слагают песни.

Полсотни лет прошлив разлуке,

      а мысль все время об одном:

Хочу я Анечку увидеть,

упасть к ней в ноги на поклон.

"Грехи" мои простить должна ты,

          вселить в душе моей покой,

Ведь я люблю тебя до смерти,

            ведь я живу всегда тобой...

- Я поняла из его писем, стихов, — говорит Анна Степановна, — что была для него первой любовью, ведь она пришла к нему в очень трудное время — кругом шла война, сеющая смерть. А он оказался еще и однолюбом. Поэтому не забыл меня, обожествлял. И все же приятно, когда тебе объясняются в любви и в 20 лет, и в 70. Последнее письмо от А.Д. Воробьева пришло в 2000 году, незадолго до его смерти. Он пережил Кузьму Ивановича на один год.

Анна Степановна показывает мне фотографии, где он снят один, со своей семьей. С карточки глядит мужчина приятной, интеллигентной наружности. А вот и снимки военных лет. Среди них фото, где вместе запечатлены молодые люди в военной форме — он и она. Они так и не встретились за 55 мирных лет, пока были живы. Хотя могли. Видимо, так было угодно судьбе…

Амиржан Истилеев.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх