6+

Районная газета «Красноярский вестник». Издаётся с 31 октября 1931 года

Главная / Солдаты Победы / Умаров Джардемгали Умарович

Умаров Джардемгали Умарович

  • 281
  • 1
 

Умаров Джардемгали Умарович

АВТОГРАФ НА РЕЙХСТАГЕ

Поверженный Берлин лежал у его ног. Так он подумал, когда на одной из стен рейхстага выводил свою фамилию — “Умаров Д.”. Ему, советскому солдату, дошагавшему из-под Сталинграда до столицы лютого врага, было всего 19 с половиной лет.

- Бои за Берлин, особенно за рейхстаг, шли ожесточенные, — вспоминает Джардемгали Умарович. – Наш 1372-й полк 417-й дивизии почти каждый день получал пополнение, потому что теряли бойцов убитыми и ранеными. Немцы отчаянно сопротивлялись. Рейхстаг взяли ценой больших потерь. Наверное, иначе нельзя было, ведь враг всё еще не собирался сдаваться. Мне повезло, что остался живым в бесчисленных атаках. Когда, наконец, одолели немцев на этажах рейхстага, мы стерли с лица пот, вышли на улицу и отдышались. Помню, наш командир отделения старший сержант Павлов тогда сказал: ребята, надо расписаться на стенах, мы сумели вытурить врага из его логова. Так и сделали все. Потом я стал читать надписи. Каких только фамилий там не было: русских, казахских, украинских, грузинских, белорусских!.. На службу Д.У. Умарова призвали в сентябре 1942 года, как только ему исполнилось 17 лет, определили в 42-й запасной полк, расположенный под Сталинградом. Для Джардемгали война началась в феврале 1943 года, когда  часть пошла в наступление на запад. Двигались с боями по калмыцкой степи, Ростовской области, вышли на юг Украины, где немцы вновь стали оказывать упорное сопротивление. Он участвовал в освобождении Мариуполя, Мелитополя и других населенных пунктов. Осень 1943-го. Крупная операция 4-го Украинского фронта и захват временного плацдарма на подходах к озеру Сиваш, затем – Крымская операция, развернувшаяся зимой. Наш земляк, пехотинец, находился в гуще событий, был дважды ранен, но не покидал поле боя. В середине апреля войска под командованием маршала Ф.И. Толбухина освободили город Симферополь, затем Бахчисарай, впереди – Севастополь, последний укрепрайон немцев на полуострове. В начале мая 1944 года начался его штурм. В одном из боев Джардемгали Умарович получил тяжелое ранение в грудь. В полевом госпитале в Бахчисарае сделали операцию, затем как тяжелобольного эвакуировали в глубь страны. Так он оказался в Астрахани на лечении.

- Когда оправился после ранения, — рассказывает старый солдат, — мне дали отсрочку от армии на три месяца. Отказался, попросился на фронт. Причины были банальные. Мне говорили ребята, что через три месяца все равно призовут назад, поэтому поехать домой, где близким и так трудно с питанием, одно — расстройство. К тому же родные и друзья из села ко мне приезжали при возможности, я знал, что живется им трудно, а на фронте все же проще. Так я оказался снова в той же 42-й запасной части, оттуда меня отправили в 356-й полк, который находился уже в Польше. Я участвовал в освобождении Кракова, Котовица, затем нас перебросили на север, где шли нелегкие бои за Кенигсберг, но в город мы не вошли, нас повернули в сторону Германии, где готовилась Берлинская операция. После Победы над врагом молодых солдат оставили дослуживать, Умарова в том числе. Только в конце 1945 года вышел приказ о демобилизации лиц, получивших тяжелые ранения, контузии. Джардемгали Умарович, естественно, попал в эту категорию. Домой он приехал 31 декабря. На груди бойца сверкали солдатские медали “За отвагу”, “За боевые заслуги”, “За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”. Теперь надо было искать какое-то занятие, ведь он вернулся на гражданку инвалидом второй группы. Тяжелые сельскохозяйственные работы были не по силам, поэтому пришлось устраиваться на рыбозавод №49, что находился в селе Кондаковка. Через несколько лет, после закрытия рыбозавода, Джардемгали переходит в колхоз “Знамя”, где проработал до выхода на пенсию. Джардемгали – один из четырех детей Умара, который в 20-е годы вел единоличное хозяйство. Им наделил его отец Култай после женитьбы. Семья тогда жила в маленьком ауле Кызылжар-тобе, что в окрестностях нынешней Кондаковки, а лето она проводила в урочище Каратобе, где было вольготно животным. На эти земли другие не претендовали. Култаевский род занимался скотоводством. В 1930 году Умар и другие сельчане попали под раскулачивание. Вся живность и имущество были конфискованы, а семья выселена в специальный трудпоселок. Однако Умару удалось добиться справедливости, через несколько месяцев его и членов семьи освободили. Но при этом власти поставили условие: работать в колхозе и живность останется там же. Вернулись, дом стоял, а весь скарб оказался у одного из организаторов раскулачивания, и тот не собирался его возвращать. Кое-что все-таки забрав, Умар с семьей переехал в одно из казахстанских сел. Но и там ему, человеку, привыкшему по-хозяйски распоряжаться собственными силами и средствами, не по нутру оказалась проводимая коллективная деятельность. Видимо, он открыто говорил об этом. В 1937 году его арестовали, и он бесследно исчез в недрах НКВД. Только в 90-е годы курмангазинская районная газета “Серпер” (Казахстан) опубликовала списки репрессированных лиц в том году. Там против фамилии Умара стоит запись: “…расстрелян без вины в 1938 году”. Разобрались, наконец!

Свой дом-мазанку Джардемгали Умарович поставил в селе Кондаковка после женитьбы. В нем он с женой Бапижан поднял пятерых детей. Он активно участвовал в общественной жизни села, являясь долгие годы депутатом сельского Совета.  

Амиржан Истилеев.   2006 год.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх