6+

Районная газета «Красноярский вестник». Издаётся с 31 октября 1931 года

РФ / Астраханская область / Красноярский муниципальный район
карта

Свежий выпуск:

№ 68 от 12.09.2017

Одной строкой

Свежие комментарии

Политические репрессии 30-х годов ХХ в. в нашем крае (репрессии среди саамов). Репрессии 30 годов в красноярском крае


Диссертация на тему «Массовые репрессии 1934-1938 годов в Красноярском крае» автореферат по специальности ВАК 07.00.02 - Отечественная история

1. Ф. 115 Политотдел главного управления Красноярской железной дороги. Ф. 147 Партком ЕНУРПа.

2. Ф. 161 парторганизация Красноярского пединститута.

3. Ф. 3871 парторганизация «Бумстроя».

4. Ф. 5996 парторганизация краевого комитета ВЛКСМ.

5. Ф. 1924 с Управление Наркома Юстиции по Красноярскому краю.

6. Ф. 2056 Военный трибунал 94 ой стрелковой дивизии.

7. Архив УВД КК Картотека арестованных лиц1. Опубликованные источники

8. Архив коммунистической оппозиции.-тт. 1-4-«Терра»., 1990.

9. Всесоюзная перепись населения 1937 г.- М., 1992.

10. Год 1937. Сборник документов и материалов.- Томск, 1998.

11. История России 1917-1940. Хрестоматия. Екатеринбург, 1993.

12. Красноярский край в истории Отечества . Книга вторая. Октябрь 1917 -1940.-Кн.2.- Красноярское книжное издательство, 1996.

13. Материалы февральско мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937г.// Вопросы истории,- 1992-1995.

14. Народное хозяйство и культура Красноярского района.(материалы к отчету Горсовета).-Издательство Красноярского Горсовета, 1934.

15. О методах борьбы со шпионско-вредительской, диверсионной и террористической деятельностью разведок и их троцкистско-бухаринской агентуры.-М., 1938.

16. XVII съезд ВКП(б) Стенографический отчет.- М., 1934.

17. XVIII съезд ВКП(б). Стенографический отчет.- М., 1939.

18. Реабилитация. Политические процессы 30-50 гг.- Политиздат, 1991.

19. Сталин, И. В. О недостатках в работе по ликвидации троцкистских и иных двурушников.- М., 1937.

20. Сталин и Каганович. Переписка. 1931 -1936 гг.- Москва, РОССПЭН ,2001.

21. Судебный отчет по делу «право-троцкистского блока (2-13 марта 1938г.).- М., 1938.

22. Хрестоматия по истории СССР 1917-1945. М.: Просвещение, 1991.

23. Чтение по русской истории. Тула, 1995.1.I. Периодическая печать

24. Красноярский рабочий 193 5-193 8 гг.

25. Удерейский рабочий 1937-1938 гг. (Удерейский РК ВКП(б)).

26. Ударник социалистических полей (Сухобузимского РК ВКП(б))

27. За ударные темпы (Уярского РК ВКП(б)) 1937 г.

28. По сталинскому пути (Березовского РК ВКП(б)) 1938г.

29. Иланский рабочий (Иланского РК ВКП(б)) 1937-1938 гг.

30. Знамя Советов (Ширинский РК ВКП(б)) 1937-1938 гг.

31. Власть труда 1937-1938 гг.

32. Голос колхозника (Бирилюсский РК ВКП(б)) 1937-1938гг.1. V. Литература

33. Авторханов, А. Технология власти/ А. Авторханов -М.: Слово, 1991.

34. Алексеев, В. Иллюзии и догмы./ В.Алексеев М.:Политиздат,1991.

35. Антонов-Овсеенко, А. В. Враги народа./ А. В. Антонов-Овсеенко.-М.:Интеллект,1996.

36. Антонов-Овсеенко, А. В. Сталин без маски/ А. В. Антонов-Овсеенко. М.: Вся Москва, 1990.

37. Антонов-Овсеенко, А. В. Театр Иосифа Сталина./ А. В. Антонов-Овсеенко.-М.,1995.

38. Антонов- Овсеенко, А. В. Портрет тирана./А.В. Антонов-Овсеенко.- М., 1995.

39. Араловцев, Н А Потери населения советского общества в 1930гг: проблемы, источники, методы изучения в отечественной историографии/ Н А Араловцев //Отечественная история.- 1995.- № 1.

40. Архивы Кремля и старой площади. Документы по «делу КПСС» Аннотированный справочник документов, представленный в Конституционный Суд РФ по «делу КПСС».- Новосибирск. «Сибирский хронограф», 1995.

41. Барберовски, И. Красный террор: история сталинизма Мюнхен: Анштальт, 2004.288 е./ Й. Барберовски // Отечественная история.- 2005.- № 5.

42. Бабий, А. Смерть по лимиту/ А. Бабий // Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.- Красноярск, 2004.

43. Багдарасян, В. Э. Образ врага в исторических фильмах 1930-1940годов/ В. Э. Багдарасян // Отечественная история.- 2003.- №3.

44. Беднов, М. Д. Несгибаемый коммунист/ М. Д. Беднов // Вопросы истории КПСС.- 1963.-№6.

45. Беладьи, Л. Сталин./ Л. Беладьи, Т. Краус.- М.: Политиздат, 1989.

46. Белая книга о депортации корейского населения в России в 30-40 гг.- М.,1992.

47. Белтов, Э. 1937: только факты, только имена/ Э. Белтов, Д. Юрасов / Российская газета.-1991.-19 декабря.

48. Бердников, Л. П. Вся красноярская власть (очерки истории местного самоуправления 1917- 1993гг)/Л.П. Бердников.-Красноярск, 1996.

49. Берия: конец карьеры.- М.: Политиздат, 1991.

50. Биневич, А. Андрей Бубнов/ А. Биневич. Москва, 1964.

51. Борисов, Ю. С. Сталин: человек и символ. Факты истории и история культа личности/ Ю. С. Борисов // Переписка на историческую темы.- М, 1989.

52. Борисов, Ю. С. Политическая реабилитация в СССР (1950-1960) в освящении западной историографии/ Ю. С. Борисов, А. В. Голубов // Отечественная история.- 1992.- № 5.

53. Боффа, Д. История Советского государства./ Боффа Д.- Т1,2.-Международные отношения.- Москва, 1993.

54. Брюханов, Б. Б. Оправданию не подлежит: Ежов и ежовшина. 1936- 1938 гг./ Б. Б. Брюханов, Е. Н.Шошков,- СПб., 1998.

55. Бугай, Н. Ф. 20-40: депортация населения с территории Европейской России/ Н. Ф. Бугай //Отечественная история.- 1992.- № 4.

56. Булдаков, В. П. К изучению психологии и психопатологии революционной эпохи. (Методологический аспект/ В. П. Булдаков // Революция и человек. Социально психологический аспект.- М., 1996.

57. Бутовский полигон 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий.-Москва, 1999.

58. Бушуев, В. М. Грани Чекисты Красноярья от ВЧК до ФСБ/ В.М.Бушуев .Красноярск, 2000.

59. Викторов, В. Гриф «секретно» снят/В. Викторов.-М., 1990.

60. Викторов, В. «Заговор» в Красной армии/ В.Викторов// Правда.- 1988.- 29 апреля

61. Волобуев, П.В. Опыт Великого Октября и выбор путей к социализму// Проблемы мира и социализма.- 1985.- №11.

62. Волкогонов, Д. Триумф и трагедия: Политический портрет И. В. Сталина./Д.Волкогонов.-М. :Новости, 1990.

63. Волкогонов, Д. Семь вождей. /Д.Волкогонов.-Т1,2- Москва, 1996.

64. Волкогонов, Д. Сталин. /Д.Волкогонов.- Москва, 1992.

65. Волкогонов, Д. Троцкий/Д.Волкогонов.-Москва, 1992.

66. Волкогонов, Д. Ленин/Д.Волкогонов,-Москва, 1994.

67. Волаков, В. Политический террор в 30-х годах в Советской России: Лекция// В.Волаков.-Моск.юрид.ин-т.-М.,1995.

68. Вопросы социально экономического развития и культуры Красноярского края в документах архивного фонда ( к 175 - летию образования Енисейской губернии), тезисы докладов и сообщений научно- практической конференции 26 июня 1997.- Красноярск, 1997.

69. Восленский, М. Номенклатура/М. Восленский М, 1991.

70. Вотлин, А. Ю. Политбюро. Механизм политической власти/ А. Ю. Вотлин, О.В. Хлевнюк // Вопросы истории 1998.-№ 1

71. Возращенные к правде.- Вып1,2.- М:, 1988.

72. Гофман, И. Сталинская война на уничтожение: планирование, осуществление, документы/И.Гофман.-М: АСТ:Астрель,2006.

73. Грехов, В. Н. Расправа с руководством комсомола 1937-1938/ В.Н. Грехов //Вопросы истории.- 1990.- № 11.

74. Далин, Д. Принудительный труд в СССР/ Д. Далин, Б.Николаевского .Лондон., 1948.

75. Депортация народов СССР( 1930-1950-е гг.).-М.,1992-1995.

76. Дугин, А. Н. Солженицын, Рыбаков: технология лжи/ А.Н. Дугин, А. Я Малыгин. //Военно-исторический журнал.-1991.- № 7.

77. Еремина, Т. Солнце над Таймыром. Красноярск./Т. Еремина.- Красноярск, 1982.

78. Ефимов, Н. А. С. М. Киров/ H.A. Ефимов // Вопросы истории 1995.- №1.

79. Жуков, Ю. Н. Следствие и судебные процессы по делу убийства Кирова / Ю.Н. Жуков //Вопросы истории.- 2000,- № 2.

80. Жуков, Ю. Н. Репрессии и Конституция 1936/ Ю.Н. Жуков П Вопросы истории.- 2002.- № 1.

81. Жогин, Н. В. Об извращениях Вышинского в теории советского государства и права/ Н.В. Жогин // Советское государства и право.- 1965.- № 3.

82. Жухрай, В. Сталин и ложь/ В. Жухрай.- М, 1998.

83. Занетдинов, Ш. Р. Революция, насилие, прогресс (Американские историки о проблемах российской истории)/ Ш.Р. Занетдинов // Отечественная история 1995.-№5.

84. Звягинцев, А. Г. Приговор времени. Российские и советские прокуроры XX века. 1937 -1953/А.Г. Звягинцев.- М., 1998.

85. Звягинцев, А. Г. Распятые революцией. Российские и советские прокуроры XX в. 1922-1936/ А.Г. Звягинцев, Ю.Г. Орлов.- М., 1998.

86. Зевелев, А. И. Коммунистическая номенклатура: история, сущность, содержание/ А.И. Зевелев, В. П. Мохов // Вопросы истории.- 2001.- № 2.

87. Зеленин, И. Е. Кульминация «Большого террора» в деревне. Зигзаги аграрной политики (1937 1938гг.)/ И.Е. Зеленин // Отечественная история.- 2004.- № 1.

88. Земсков, В М Заключенные, сосланные, спецпоселенцы, ссыльные и высланные ( статистико- географический аспект)/ В.М. Земсков // Отечественная история.-1991.-№ 5.

89. Земсков, В. М. ГУЛАГ (историко социологический аспект)/ В.М. Земсков //Социологические исследования 1993.-№6.

90. Иванова, Г. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства/ Г. Иванова. -Моск.обществ.науч.фонд.-М.,1997.

91. Ильин, А. Кадровая революция 1937 года// Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.- Красноярск, 2004.

92. История Коммунистической партии Советского Союза,- М.: Политиздат, 1985.

93. История и сталинизм. Москва.- Политиздат, 1991.

94. История репрессий на Урале в годы советской власти.- Екатеренбург, 1994.

95. Кан, А. С. Постсоветские исследования о политических репрессиях в СССР/ А.С. Кан //Отечественная история,- 2003.- № 1.

96. Карлов, С. В. К вопросу о политических репрессиях в 30-е годы( на материалах Хакасской автономной области)/ С.В. Карлов //Актуальные проблемы новейшей истории Хакасии Сб. статей.-Абакан,2000,- С. 27-39

97. Карпов, В. В. Расстрелянные маршалы/ В.В. Карпов.- М.,1990.

98. Кирилов, В.Н. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала/В.Н. Кирилов.- Нижний Тагил, 1996.

99. Клифф, Т. Сталинская Россия. Марксистский анализ/Т. Клифф.- Лондон, 1955.

100. Книга памяти жертв политических репрессий республики Хакасии.-Т1,Т2.-Абакан, 2000.

101. Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.-Т.1.-Красноярск.,2004.

102. Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.-Т.2.-Красноярск,2005.

103. Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.-Т.З.-Красноярск.,2006.

104. Кожинов, В. Правда сталинских репрессий/В. Кожинов.- М: Алгоритм, 2006.

105. Колхозы во второй сталинской пятилетке.- Москва, 1940.

106. Конквест, Р. Большой террор/Р. Конквест.- Т. 1,2. Рига, 1991.

107. Кораблев, Ю И «Измена Родине»/ Ю. И. Кораблев, В. В. Раппопорт // Вопросы истории.- 1997.- № 1.

108. Коровин, Н. Р. Голос народа. Общество и власть в 1930гг. Повествование в документах/ Н.Р. Коровин // Вопросы истории.- 2001.- №7.

109. Кривицкий, В. К. Я был агентом Сталина/ В. К. Кривицкий // Вопросы истории.- 1992.-№ 1.

110. Кризис в снабжении 1939-1941 в письмах советских людей // Вопросы истории.- 1996.- №1.

111. Коэн, С. Большевизм и сталинизм/ С. Коэн // Вопросы философии.- 1989,- № 7

112. Красноярск. Очерки истории города.- Красноярск, 1988.

113. Красноярск: Этапы исторического пути.- Красноярск, 2003.

114. Красноярье: пять веков истории.-Часть И.- Красноярск,2006.

115. Красилыников, В. А. Вдогонку за прошедшим веком. Развитие России в XX веке с точки зрения модернизации/ В.А. Красилыников.- М, 1998.

116. Криворученко, В. В. тисках сталинщины: трагедия комсомола/ В.В. Криворученко.- М.,1991.

117. Кузнецов,И. С. Генезис тоталитаризма в России. Социально- психологический аспект Методические указания к курсу «Отечественная история»/ И.С. Кузнецов.- НГУ,- Новосибирск, 1993.

118. Кузнецов, И. С. Проклятьем заклейменный?: Социально психологические предпосылки российского тоталитаризма/ И.С. Кузнецов.- Новосибирск, 1994.

119. Кулик, К. И. Дело «СОФИИ»/ К.И. Кулик.- Ижевск., 1997.

120. Куманев, В. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции/ В. Куманев,-АН СССР.Отд-ние истории.-М.:Наука,1991.

121. Курашвили, Б.П Историческая логика сталинизма/Б.П. Курашвили.-М:, 1996.

122. Курилов, И., Тайна специального хранения. О чем рассказали специальные архивы 30-50х годов/ И. Курилов, Н. Михайлов.- Москва, 1992.

123. Курицын, Б. В. История государства и права СССР 1929-1940/ Б.В. Курицын.-М, 1998.

124. Курицын, Б.В. 1937: истоки и практика»/ Б.В. Курицын // Возращение к правде.- М. Юр. лит., 1988.

125. Кудрявцев, В. Политическая юстиция в СССР/ В. Кудрявцев, А. Трусов.-Москва.- «Наука», 2000.

126. Лукин, Е. На палачах крови нет. Типы и нравы ленинградского НКВД/ Е. Лукин.- «Биополис».- СПб, 1996.

127. Люкс, Л. Логика сталинизма/Л. Люкс // Вопросы истории.- 2005.- № 10.

128. Малашенко, С Ю Вопрос о причинах « Великих чисток» в СССР(1936-1938гг.) в современной зарубежной историографии/С.Ю. Малашенко.// Вестник Санкт-Петербургского университета.- Сер.2.- Вып 1.- 1992.

129. Медведев, Р. А. О Сталине и сталинизме/ P.A. Медведев // Знамя.- 1989.- №3.

130. Медведев, Р. А. Они окружали Сталина.- Москва/ P.A. Медведев.-Политиздат, 1990.

131. Медведев, Р. А. К суду истории: генезис и последствия сталинизма/ P.A. Медведев.-Нью-Йорк, 1974.

132. Медведев, Ж. А., Медведев Р. А. Неизвестный Сталин/Ж.А. Медведев, P.A. Медведев.- М.: ООО «Издательство ACT»; Харьков: «Фолио», 2004.

133. Мезит, JI. Э. История Красноярского края (1917-1940 гг.)/ Л.Э. Мезит.-Учебное пособие.- Красноярск.- 2001.

134. Мезит, Л. Э. К истории становления Красноярского краевого отделения Союза советских писателей: вторая пол. 1930-хгг/ Л.Э. Мезит // Красноярский край: история в документах.- Красноярск, 2004.

135. Мельтюхов, М И Репрессии в Красной армии: итоги новейших исследований// Отечественная история/ М.И. Мельтюхов.- 1997,- № 5.

136. Минаев, В. Тайное оружие обреченных. О подрывной деятельности империалистических разведок против стран демократии и социализма/В. Минаев.- Молодая гвардия, 1952.

137. Михалев, С. Н. Стратегическое руководство.- Красноярск, 2000.

138. Моллеров, Н. М. Советско тувинские отношения( 1935-1941 гг.)/ Н.В. Моллеров// Вопросы истории.- 2005.- №11.

139. Московский, В. Важные задачи партийной пропаганды/В. Московский //Коммунист.- 1956.-№ 12.

140. Мурашко, С. Н. К вопросу о переходном периоде от капитализма к социализму в странах Центральной и Юго Восточной Европы// Советское славяноведенье/ С.Н. Мурашко, А.Ф. Носкова.- 1982.- № 6.

141. Некрич, А. Утопия у власти/А. Некрич, М. Геллер.- Лондон, 1989.

142. Некрасов, В. Ф. Тринадцать железных наркомов. Москва/ В.Ф. Некрасов.-Изд-во. «Весты», 1995.

143. Орлов, А. Тайная история сталинских преступлений/ А. Орлов.-М.: Автор, 1991.

144. Осокина, Е А Легенда о мешке с хлебом: кризис снабжения 1936/37 года./ Е.А. Осокина// Отечественная история.- 1998.- № 2.

145. Очерки истории Красноярской краевой организации КПСС 1895- 1980.-Красноярск, 1982.

146. Очерки истории Хакаской областной партийной организации.- Красноярск, 1987.

147. Павлова, И. В. Механизм власти и строительство сталинского социализма/ И.В. Павлова.- Новосибирск.- Издательство СО РАН, 2001.

148. Павлова, И. В. Понимание сталинской эпохи и позиция историков/ И.В. Павлова // Вопросы истории.- 2002.- № 10.

149. Павлова, И. В. Современные западные историки о сталинской России ЗОх годов.(Критика «ревизионистского» подхода)/И.В. Павлова // Отечественная история. 1998.- № 5.

150. Павлова, И. В. 1937: выборы как мистификация, террор как реальность/ И.В. Павлова.// Вопросы истории,- 2002.- № 10.

151. Павлова, И. В. Власть и собственность в СССР в 30 е. гг./ И.В. Павлова // Вопросы истории.- 2001.- № 10.

152. Павлова, И. В. Роберт Эйхе/ И.В. Павлова // Вопросы истории.- 2001.- №10.

153. Павлова, И. В. Хлебозаготовительные кампании 1934г. в ЗападноСибирском крае/ И.В. Павлова //Возращение памяти. Историко -публицистический альманах,- Новосибирск, 1994.-С 57-61.

154. Панков, Д В Солдат революции/ Д.В. Панков // Вопросы истории КПСС.-1964-№ 12.

155. Панков, Д. В. Командарм Эйдейман/Д.В.Панков.- Москва, 1965.

156. Панкратов, А. С. Кадры советской прокуратуры/ A.C. Панкратов // На страже советских законов,- М., 1972.

157. Пантелеев, М. Н. Репрессии в Коминтерне в 1937-1938 гг./ М.Н. Пантелеев // Отечественная история- 1996.- № 2.

158. Папков, С. А. Сталинский террор в Сибири/С.А. Папков.- Новосибирск, 1997

159. Папчинский, А. А. Продолжая разговор, начатый А Г Авторхановым//А.А. Папчинский.// Вопросы истории.- 1992.- №2-3

160. Поляков, Ю. А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР(20-30 гг)/ Ю.А. Поляков // Вопросы истории.- 1995.- № 3

161. Петров, Ю. П. Партийное строительство в Советской армии и флоте. Деятельность КПСС по созданию и укреплению политорганов, партийных и комсомольских организаций в вооруженных силах(1918-1961)/Ю.П. Петров.-Воениздат, Москва, 1961.

162. Петров, Н. В, Кто руководил НКВД в 1934- 1941 гг./Н.В. Петров, К.В. Скоркин М.,1999.

163. Печенкин, А. А. 1937 год: Сталин и Военный Совет/ A.A. Печенкин // Отечественная история.- 2003.- № 1.

164. Печенкин, А. А. Военная элита СССР в 1935 1939гг.: Репрессии и обновления/ А.А.Печенкин.- М.: ВЗФЭИ, 2003.

165. Попов, В. П. Государственный террор в советской России 1925-1953гг. / В.П. Попов/Ютечественная история,- 1992,- № 2.

166. Политические репрессии в Хакасии и других регионах Сибири. Материалы Межрегиональной научно- практической конференции.- Абакан, 2001.

167. Политические партии, организации, движения в условиях конфликтов и трансформации общества: опыт уходящего столетия. Сборник материалов между. Научно- практической конференции.- Омск, 2000.

168. Попов, К.Ф. Виновным себя не признал/ К.Ф.Попов.- Красноярск, 2001.

169. Рассказов, JI. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно командной системы в советском государстве( 1917-1941 гг).-Уфа, 1994 .

170. Репрессии против российских немцев.-М., 1998.

171. Репрессии против поляков и польских граждан.- М., 1997.

172. Репрессированная наука /Под общ.ред.М.Г. Ярошевского.-М.:Наука.-. Вып.2.-1994.

173. Рецензия на сборник «Terror: stalinistische parteisauberungen (1936-1953) Padebert Schenihgh»1998// Вопросы истории,- 2001- № 3.

174. Рецензия на работу Хильдемастера «История Советского союза. 19171991 »// Вопросы истории.- 2001.- № 2.

175. Роговин, В. 3. Власть и оппозиция/В.З.Роговин.-М, 1993.

176. Роговин, В.З. Партия расстрелянных/ В.З.Роговин.-М., 1997.

177. Российские спецслужбы: история и современность. Материалы исторических чтений на Лубянке 1997-2000.- M.- "X-History," 2003.

178. Северьянов, М. Д. Капитализм в Советской России 1917-1937/М.Д. Северьянов.- Красноярск, 2000.

179. Сироткин, В. Г. Вехи отечественной истории/В.Г. Сироткин М. Международные отношения, 1991.

180. Сиротинин, В.Г. Коммунистический террор в Красноярском крае/В.Г. Сиротинин // Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.- Красноярск, 2004.-С 13- 40.

181. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал.- / Под общей редакцией Ю. Н. Афанасьева.- РГГУ, 1997.

182. Соколов, А. К. Курс советской истории. 1917-1940/ А.К. Соколов,- М, 1999.

183. Солоневич, И.Л. Россия в концлагере/ И.Л. Солоневич,- М:. Москва,2000.

184. Степанов, А. Ф. О некоторых проблемах «большого террора» 1937-1938/ А.Ф. Степанов // Отечественная история.- 2001.- №1.

185. Стецовский, Ю. История советских репрессий/Ю. Стецовский.- М,1997.

186. Строительство основ социализма в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.- Наука, 1988.

187. Сувениров, О. Ф. Трагедия первых командармов/ О.Ф. Сувениров // Отечественная история.- 1996.- № 4.

188. Сувениров, О. Ф. Нарком обороны и НКВД в предвоенные годы/ Сувениров //Вопросы истории.-1991.- № 6.

189. Судьба российского крестьянства.- M., 1996.

190. Суровая драма народа. Ученые и публицисты о природе сталинизма. -Москва.- Политиздат, 1989.

191. Так это было: Национальные репрессии в СССР.1919-1952 гг.-М,1993.

192. Тимофеев, Т. Ю. Террор: сталинская партийная чистка (1936-1953) / Т.Ю. Тимофеев //Вопросы истории.- 2001.- № 3.

193. Тоталитаризм в Европе XX века. Из истории идеологии, движений режимов и их преодоления».- М: Политиздат, 1990.

194. Тоталитаризм. Исторический опыт Восточной Европы «демократическое интермеццо» с коммунистическим финалом 1944-1948.- Наука, 2002.

195. Тоталитаризм и личность. Научно- практическая конференция в Перми// Отечественная история.- 1995.- № 2.

196. Триумф тирана, трагедия народа//Суровая драма народа.-М., 1989.

197. Троцкий, Л. Д. Преданная революция/ Л.Д. Троцкий.- М.,1991.

198. Троцкий, Л.Д. Портреты революционеров/ Л.Д.Троцкий.- M., 1991.

199. ТугужековаДН. Из истории Хакасии. Советский период. 1917-1991гг./В.Н. Тугужекова.- Абакан., 1993.

200. Тугужекова, В. Н. Торосов/ В.Н.Тугужекова.- Абакан.-М.,1994.

201. Тугужекова, В. Н., Карлов С. В. Репрессии в Хакасии/В.Н. Тугужекова, С.В. Карлов.-Абакан., 1998.

202. Уйманов, В. Репрессии. Как это было.:(Запад.Сибирь в конце 20-х начале 50-х г.)/ В. Уйманов/Под ред.Ю.В.Куперта.-Томск:Изд-во Том.ун-та,1995.

203. Ултургашев, Ю. С. Репрессии в Хакасии в период 30-40х начало 50х годов/ Ю.С. Ултургашев //Вопросы истории и культуры Южной Сибири. Сб. научных трудов.-Абакан,1991.

204. Федотов, Г. П. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуре/Г.П. ФедотовТ.2.-СПб.,1992.

205. Феко, С. Троцкий и его критика о природе власти в СССР при Сталине//Вопросы истории,- 1992.-№.-10-12.

206. Фицпатрик, Ш Повседневный сталинизм. Социальная история советской России в ЗОе годы: город/ Ш.Фицпатрик.- М.: РОССПЭН, 2001.

207. Фицпатрик, Ш. Сталинские крестьяне. Социальный портрет советской деревни в 30-е годы:деревня/Ш.Фицпатрик.-М.:РОССПЭН,2001.

208. Хаустов, В. Н. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД 1918-1939/ В.Н.Хаустов//Вопросы истории,- 1999,- № 4.

209. Хлевнюк, О. В. Ведомственные интересы в советской истории (Е. А. Риз Сталинизм и советский железнодорожный транспорт 1929-1941 гг.)/ О. В. Хлевнюк //Отечественная история.- 1995.- № 3.

210. Хлевнюк, О. В 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество/ О.В.Хлевнюк.- М: Республика, 1992.

211. Хлевнюк, О. В. Реплика. Советские региональные руководители: политизация номенклатуры/ О.В.Хлевнюк //Куда идет Россия? Кризис институциональной системы: Век, десятилетие, год.- М, 1999.

212. Хлевнюк, О. В. Сталин и Орджоникидзе: Конфликты и Политбюро в 30-е годы/ О.В.Хлевнюк.-М.:Рос.молодая, 1995.

213. Хлевнюк, О. В. От восстаний до террора (рецензия на книгу Фицпатрик Ш Сталинские крестьяне. Сопротивление и выживание русской деревни после коллективизации.)/ О.В.Хлевнюк // Свободная мысль.- 1995.- № 12.

214. Хоскингс, Дж. История Советского Союза 1917-1991/ Дж.Хоскингс.- М.: «Вагриус», 1994.

215. Ципко, А. С. Насилие лжи, или Как заблудился призрак/ A.C. Ципко.- М: Молодая гвардия, 1990.

216. Чекисты Красноярья.-Красноярск, 1991.

217. Черная книга коммунизма/ Пер. с франц. М., 1999.

218. Шапира, J1. История Коммунистической партии Советского

219. Союза/.Шапиро.-Лондон, 1990.

220. Яковлев, Б. Концентрационные лагери СССР./Н.А.Троицкий.-Лондон:Эаря,1983.

221. VI. Диссертационные исследования

222. Карлов, С. В. Массовые репрессии в 1930 гг.(на материалах Хакасии).- Дне. на канд. ист. наук.- Красноярск, 2000.

223. Карлов, С. В. Массовые репрессии в 1930 гг.( на материалах Хакасии). Авт. дис. канд. ист. наук.- Красноярск, 2000.

224. Корсакова, О. В. Крестьяне спецпоселенцы в Сибири в 1930 гг. (на материалах Красноярского края). Дис. канд. ист. наук.- Красноярск, 2001.

225. Пипиченко, Т. К. Социально-политическая жизнь городов Восточной Сибири в 1930-е гг. (на материалах Красноярского края и Иркутской области). Авт дис. канд. истор. наук.- Иркутск, 2005.

226. Сазонов, Е. А. Образ «врага народа» в партийной государственной политике большевиков (июль 1917 г. июль 1918 г.) Авт. дис. канд. ист. наук.-Новосибирск, 2002.

227. Славина, Л. Н. Сельское население Сибири в годы восстановления народного хозяйства (1920-1926). Авт. дис. канд. ист. наук.- Новосибирск, 1981.

228. Уйманов, В.Н. Массовые репрессии в Западной Сибири в конце 20-х начале 50-х гг., Авт.дис. канд. ист. наук.-Томск., 1995.

229. Ушакова, С Н Идеологе- пропагандисткие компании как способ социальной мобилизации общества в конце 1920х начале 1940гг.(на материалах Западной Сибири) Авт.дис. канд. ист. наук.-Новосибирск, 2001.

230. Данные о работе Красноярской железной дороги за январь- март 1931 г. Производственные показатели дороги за январь март 1937г.1. Январь Февраль Март

231. Тиан Вып. % План Вып-е % план Выполнение %

232. Ср/сут погр-ка вагонов 615 578 94 575 540 93,9 710 682 92,0

233. Выгруз 500 533 106,6 550 503 91,4 530 537 101

234. В.т. ч леса 200 135 67,5 180 144 80,0

235. Тех.скорость в час. 30 27,4 91,3 30 28,6 95,3 30 29,1 98,6

236. Участ.скор. км/час. 26 18,5 71,2 26 20,03 77,7 26 21,1 81,1

237. Оборт грузов вагонов (в км) 4 5,33 — 4 5,03 — 4 4,09

238. Ср/сут. пробег вагонов (в км) 219 188 85,9 219 211 96,3 219 235,5 107

239. Ср/сут.пробег паровозов в км 315 270 85,7 315 293 93,3 335 313 93,0

240. Время паровозов в час 23,9 19,4 21,48 110,' 18,7 19,54 103

241. Источник: А.А.А. КК, ф. 26, оп. 1, д. 515, л. 1

242. Данные по происшествиям, случившимся на Красноярской железной дороге за 1936.(дата составления 2 августа 1936)

243. Крушений В т.ч. Аварий Браков в Разбито Суммапассажир. работе вагонов убытков^руб)1. Апрель 2 1 5 8 39 2552501. Май 6 4 6 22 38 5135001. Июнь 0 0 4 8 0 3600

244. Источник: ААА КК, ф. 26, оп. 1, д. 494 л.2

245. Данные о повторном ремонте на ПВРЗ паровозов (январь 1936 г)

246. Поставлен Выпущен из Возращен нана ремонт ремонта ремонт

247. Паровоз № 721-75 24/1 3/2 8/2726.60 6/1 31/1 4/2726.50 9/1 26/ 31/1728.21 21/1 31/1 7/2728.86 25/1 2/2 10/2724.81 С завода выпушены, но стали на повторный 726.48 ремонт

248. Источник: ААА КК, ф. 26, оп. 1, д. 334, л. 4-5

249. Дислокация трудопоселенцев по Красноярскому краю дана на1 октября 1937.

250. Район Колич. семей Количество лиц Комендатура1. Игарский 987 3910 Игаркая

251. Северо- Енисе 868 3886 С. Енисейская

252. Удерейский 1178 5023 Ю.Енисейска*

253. Туруханский 646 2613 Енисейская1. Енисейск 1154 40831. Казачинский 145 487

254. Эвенкийский нац.окр. 46 94 РО НКВД

255. Удерейск 155 601 Енисейская

256. Богучанский 468 2322 Богучанская1. Кежемский 442 2029

257. Ирбейский 376 12316 Ирбейская1. Иланский 142 490 Канская1. Рыбинский 316 868 Канская1. Канский 541 19031. Манский 340 1242

258. Партизанский 79 225 Манская

259. Бол. Муртинс. 377 1479 Красноярская

260. Емельяновски 227 790 Красноярская

261. Красноярский 1268 3414 Красноярская

262. Даурский 437 1351 Даурская

263. Бирилюльски* 559 1688 Бирилюльская

264. Тюхтетский 516 1862 Чулымская

265. Саралинский 1195 4802 Саралинская1. Ширинский 36 1671. Боградский 323 1884

266. Таймырский 112 437 Талнахская

267. Артемовский 1627 6589 Ольховская

268. Саянский 176 653 Ирбейский1. Итого 14716 55608

269. Источник: ААА КК, ф. 26, оп. 5, д. 55, л. 130.

270. Социальный состав партийной организации Красноярского края в 1935г.

271. Социальное происхождение 1 июля 1935 1 декабря 19351. Рабочие 5.625 4.9681. Крестьяне 4.566 3.9971. Служащие 1.225 1.1171. Прочие — 71

272. Род занятия На 1 июня 1935 На 1 декабря 19351. Количество % Количество %

273. Фаб-завод. раб 627 5,5 622 6,11. Транс/раб 106 0,9 82 0,9

274. Строит/ рабочие 84 0,7 62 0,7

275. Сельх/рабочие 383 3,4 326 3,21. Прочие 332 3,0 107 1,0

276. Служащие 7409 64,9 6830 67,21. Учителя 190 1,7 203 2,0

277. Колхозники 2032 17,8 1608 15,81. Кустари — 37 0,41. Прочие 250 2,1 276 2,7

278. ААА КК, ф. 26, оп. 1, д. 95, л. 1

279. Исключенные из партии на бюро Таймырского и Эвенкийского окружкомов ВКП(б).

280. Исключенные из партии на бюро Таймырского окружкома ВКП(б) за 1937 год( по политическим мотивам). В течение I квартала 1937 г. исключено из ВКП(б) 2 чел.1. квартала 1937 г. исключено из ВКП(б) 2 чел. Ш-1У квартала 1937 г. исключено из ВКП(б) - 8 чел.

281. Мотивы исключения из ВКП(б) (в ряде случаев одного человека исключали из партии по нескольким формулировкам)

282. Социальный состав лиц исключенных из ВКП(б) ( в протоколах бюро указано место работы 10 человек)

283. Антисоветская выходка» -1 чел.

284. Отказ донести на родственника, связь с соц. чужд, средой. 1 чел.

285. За сокрытие социального происхождения -2 чел. Саботаж темпов коллективизации-1 чел. Принадлежность к контрреволюционной группе 2 чел.

286. Клевету на окружком ВКП(б)-1 чел.

287. Бывший красный партизан 1 чел.

288. Вредительская деятельность в ОкрИК 3 чел.

289. Партийные работники -3 чел. Руководящие работники окружного исполкома -4 чел. Редактора газет 1 чел. Учителя -1 чел. Инженеры -1 чел.

290. Источники: ААА КК, ф. 28 , оп. 6, д. 2.

291. Исключенные из рядов партии на бюро Эвенкийского окружкома ВКП(б) за 1937 г.( по политическим мотивам)

292. В течение II-III кварталов 1937 г. исключено из ВКП(б) 7 чел.

293. Мотивы исключения из ВКП(б) Социальный состав лиц (в ряде случаев одного человека исключенных из ВКП(б) исключали из партии по ( в протоколах бюро указано нескольким формулировкам) место работы 10 человек)

294. Клевета о процессе над «Антисоветской троцкистской военной организации в РККА»-1 чел.

295. Защита антисоветских выступлений-1 чел. Связь с арестованными «врагами народа», исключенными из партии 3 чел. «Покрывательство» «врагов народа» - \ чел. Сокрытие социального происхождения - 1 чел. Как «врагов народа» - 5 чел.

296. Руководящие партийные работники 4 чел.( в том числе, секретари окружкома - 1 чел., секретарь райкома -1чел., зам. секретаря райкома - 1 чел., члены бюро райкомов- 2 чел.) Руководящие работники окружного исполкома -4 чел. Народные судьи - 1 чел.

297. Источники: ААА КК, ф.35, оп. 4, д. 1.

298. Исключенные из партии на бюро Курагинского райкома1. ВКП(б).

299. Исключение из партии на бюро Курагинского РК ВКП(б) за 1937г.(по политическим мотивам). В течение I квартала 1937г. исключен из ВКП(б) -1 чел.1. квартала 1937г. исключен из ВКП(б) -6 чел.

300. I квартала 1937г. исключен из ВКП(б) 31 чел.1. квартала 1937г. исключен из ВКП(б)-14 чел.

301. Мотивы исключения и количество исключенных членов партии (в ряде случаев один человек исключался по нескольким формулировкам). Социальный состав исключенных членов партии (в протоколах бюро указано место работы у 50 чел.)

302. Связь с троцкистами -1 чел.1. Торговляконтрреволюционнойлитературой -1 чел.1. Харбинец» -1 чел.1. Отказ донести народственников -1 чел.

303. Источники: ААА КК, ф.34, оп 1, Д 234, Д 235.

304. Итоги обсуждения закрытого письма ВКП(б) от 18 января 1935г. по Красноярскому краю.

305. Среди исключенных из ВКП(б) во время обсуждения закрытого письма ВКП(б) было:

306. Связь с родственниками из соц. чужд, среды» 10 чел.(9%)

307. Недовольство существующим порядком» 1 чел.(0,9%)

308. Составлено: ААА КК, ф. 26, оп. 1, д.90, л. 1-52.

309. Итоги проверки партийных документов по Красноярскому краюиюнь 1935- 1.01. 1935)

310. Численность парторганизации 13.790

311. Исключено из ВКП(б) в ходе проверки партдокуменов 1.8851. Из них:белогвардейцев» и «кулаков» 440троцкистов-зиновьевцев» 125правых» 31. Аферистов 214

312. Прочих «классово-чуждых элементов» 243

313. За морально -бытовое разложение 283

314. За сокрытие связи с «правыми» 60

315. Отказались пройти проверку 331. Пассивность 159

316. Обманным путем пробравшиеся в партию 3

317. Выходцы из других партий 4

318. Раннее исключенные из партии, но не 14сдавшие партбилеты

319. Исключенные из ВКП(б) по другим 242причинам

320. Составлено по: ААА КК, ф. 26 оп. 1 д. 187 л. 3

321. Итоги проверки партбилетов в городе Красноярске.

322. Красноярским горкомом ВКП(б) было исключено из партии 330 чел. Из них как:троцкистов-зиновьевцев» 31(11%)

323. Белогвардейцев» и «кулаков» 50(14%)1. Чуждых элементов» 62(23%)

324. Аферистов и жуликов 23(9%)

325. Среди исключенных лиц былопартийных работников 141. Хозяйственных 951. Советских 64

326. Составлено по: ААА КК, ф.17, оп. 1, д. 494, л.31

327. Итоги обмена партийных документов по Красноярскому краю (апреля 1936 1 ноября 1936)

328. Численность парторганизации: 12. 249

329. Составлено по: ААА КК, ф. 26, оп. 1, д. 187, л. 7

330. Итоги обмена партбилетов в городе Красноярске.

331. Красноярским горкомом ВКП(б) было исключено из партии 135 чел.1. Из них как:троцкистов-зиновьевцев» 41правых» 2разложившихся элементов» 171. Аферистов 51. Пассивных 101. Механически выбывших 17

332. Составлено по: ААА КК, ф. 17, оп. 1, д. 494

333. Руководство Красноярского крайкома 1934-1937гг.1. Парт/ст.

334. Составлено по: Ильин, A.C. Кадровая революция 1937 года./ A.C. Ильин// Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края.-Т.1.- 2004, С. 41-42; Картотека ЦХИДНИ КК

335. Руководство Восточно-Сибирского крайкома 1934-1937гг.1. Пар/ст.

336. Разумов М. О. г.р. 1894 С 1913 1920х.гг. секретарь Рыбинского губкома РКП(б) 1932-1933 первый секретарь Татарского обкома ВКП(б). Ноябрь 1934 -1937 первый секретарь ВосточноСибирского крайкома ВКП(б). Член ЦК ВКП(б) с 1934. Репрессирован.

337. Составлено по: Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936.- Москва, РОСПЭН, 2001.-С. 750 Руководство Западно-Сибирского крайкома 1929-19371. Парт/ст.

338. Составлено по: Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936,- Москва, РОСПЭН, 2001.-С. 761; Олех, Л. Г. История Сибири/Л.Г. Олех.-2001.-С235-237; Павлова, И. В. Роберт Эйхе/И.В.Павлова // Вопросы истории.- 2001.- № 10

339. Состав колхозного руководства и специалистов на 1 января 1938г.1. Председатели колхозов

340. Состояло Женщ. Членов ВКП(б) Членов ВЖСМ Раб и до года Раб-и 12 года Раб-и до 5 лет Работали свыше 5 лет2236 0,4% 13,4% 6,2% 42,8% 15,9% 28,4% 12,9%

341. Заместители председателей колхоза

342. Состоял о Женщ. Членов ВКП(б) Членов ВЖСМ Работал и до года Работал и 1-2 года Работал и до 5 лет Работали свыше 5 лет1630 1,8% 1,4% 2,7% - -

343. Председатели ревизионных комиссий в колхозах

344. Состоял о Женщ. Членов ВКП(б) Членов ВЖСМ Раб-и до года Раб-и 12 года Раб-и до 5 лет Работали свыше 5 лет2223 2,2% 1,4% 3,1% 45,1% 21,2% 23,2% 10,5%1. Заведующие фермами

345. Состоял о Женщи н Членов ВКП(б) Членов ВЖСМ Раб-и до года Раб-и 12 года Раб-и до 5 лет Работали свыше 5 лет2057 11,8% 2% 4,2% 36,7% 21,5% 28,6% 19,2%1. Зоотехники

346. Состоя ло Женщ Членов ВКП(б) Членов ВЖСМ Раб. до 1 года Раб. до 2х лет Раб. до 5 лет Раб. свыше 5 лет44 19,7% 0,6% 4,5% 37,3% 21,4% 26,3% 15%1. Ветеринары

347. Состоя ло Женщ ин Членов ВКП(б) Членов ВЛКС М Раб. до 1 года Раб.до 2х лет Раб. до 5 лет Раб. свыше 5 лет614 27,3% 6,8% 18,2% 52,3% 29,6% 13,6% 4,%%1. Агрономы

348. Состоя ло Жен щин Членов ВКП(б) Членов ВЛКСМ Раб-ли до 1 года Раб-ли до 2х лет Работа ли до 5 лет Работали свыше 5 лет63 7,2% 1,1% 10,1% 47,2% 24,3% 21% 7,5%1. Бухгалтеры и счетоводы

349. Состоя ло Жен щин Членов ВКП(б) Членов ВЖС М Раб-ли до 1 года Раб-ли до 2х лет Раб-ли до 5 лет Работали свыше 5 лет2423 4,8% 1,6% 17,5% 50,8% 31,8% 7,9% 9,5%

350. Бригади ры животновод ы

351. Состо яло Женщин ы Член ВКП(б) Член ВЖСМ Раб. 1 год. Раб. до 2 лет Раб. до 5 Лет Свыше 5 лет786 19,7% 0,6% 4,5% 37,3 % 21,4 % 26,3 % 15%

352. Бригадиры растениевод ы

353. Состо яло Женщин ы Член ВКП (б) Член ВЖСМ Раб. 1 год а Раб. до 2 лет Раб. до 5 Лет Свыше 5 лет4070 2,1% 1,1% 4,4% 41 % 19,4 % 28% 11,6%

354. Составлено: Колхозы во второй сталинской пятилетке.- Москва, 1940.- С 61, 62,63,66,70,72,74,78

355. Количестве исключенных из ВКП(б) Красноярским крайкомом за период с январь июль 1938г.

356. Количество лиц, исключенных из ВКП(б)

357. Абаканский райком ВКП(б) 4

358. Артемовский райком ВКП(б) 53. Ачинский райком ВКП(б) 15

359. Балахтинский райком ВКП(б) 4

360. Березовский райком ВКП(б) 3

361. Бирилюский райком ВКП(б) Нет данных

362. Боготольский райком ВКП(б) 7

363. Богучанский райком ВКП(б) Нет данных

364. Болыиемуртинский райком ВКП(б) Нет данных

365. Ю.Даурский райком ВКП(б) 511 .Дзержинский райком ВКП(б) 4

366. Емельяновский райком ВКП(б) 1

367. Ермаковский райком ВКП(б) 11

368. М.Игарский горком ВКП(б) 615.Иланский райком ВКП(б 2016.Идринский райком ВКП(б) 517.Ирбейский райком ВКП(б) 5

369. Казачинский райком ВКП(б) 219.Канский райком ВКП(б) 14

370. Каратузкий райком ВКП(б) 421.Кежемский райком ВКП(б) 1

371. Козульский райком ВКП(б) 5

372. Краснотуранский райком ВКП(б) 2

373. Красноярский горком ВКП(б) 7825.Манский райком ВКП(б) 7

374. Минусинский райком ВКП(б) 18

375. Назаровский райком ВКП(б) 13

376. Нижне Ингашский райком ВКП(б) 4

377. Новоселовский райком ВКП(б) 4

378. ЗО.Партизанский райком ВКП(б) 231 .Пировский райком ВКП(б) 132.Рыбинский райком ВКП(б) 933.Саянский райком ВКП(б) 1

379. Северо-Енисейский райком ВКП(б) 535.Советский райком ВКП(б) 4

380. Зб.Сухобузимский райком ВКП(б) 1

381. Тасеевский райком ВКП(б) 2

382. Туруханский райком ВКП(б) 12

383. Тюхтетский райком ВКП(б) 4

384. Удерейский райком ВКП(б) 641 .Усинский райком ВКП(б) 442.Уярский райком ВКП(б) 643.Хакасский обком ВКП(б) 83

385. Таймырский окружком ВКП(б) 1

386. Эвенкийский окружком ВКП(б) 3

387. Составлено по: ААА КК, ф. 26, оп. 1, д. 673, л. 70 -74.

www.dissercat.com

Политические репрессии 30-х годов ХХ в. в нашем крае (репрессии среди саамов)

Разделы: История и обществознание, Организация школьной библиотеки, Внеклассная работа, Конкурс «Презентация к уроку»

Презентация к уроку

Загрузить презентацию (2,4 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

Цель: Осмысление трагических страниц жизни в СССР через ознакомление с репрессиями в нашем крае и формирование собственного отношения и точки зрения по оценке этих событий.

Оборудование:

  1. Карта Мурманской области.
  2. Книги (см. список использованной литературы).
  3. Презентация.

30 октября отмечается трагическая дата – День памяти жертв политических репрессий.

Дата эта не случайна. 30 октября 1972 года в мордовской тюрьме умер Юрий Галансков, которого осудили за протест против лишения свободы Синявского и Даниеля – писателей, осуждённых за публикацию своих рассказов за рубежом. В октябре 1974 группа соузников Галанскова сумела передать на волю предложение отмечать этот день как День политзаключённых. Что и было принято мировым сообществом. Официально День памяти жертв политических репрессий в новой России был установлен в 1991 году.

Эпиграфом я взяла слова саамского поэта- барда Ивана Матрёхина

За что? За то, что жизнь любил? Оленей пас, семью кормил. Или за преданность земле Свинцом прошили в тишине?

(слайд № 2)

Молох репрессий 30-х годов прокатился по стране и захватил ставших потом известными людей, в число которых вошли Варлам Шаламов («Колымские рассказы») (слайд № 3) и Александр Солженицын («Архипелаг ГУЛАГ») (слайд № 4). В своих произведениях, основанных на личном опыте авторов, документах и рассказах очевидцев со всего СССР, они рассказали о репрессиях в СССР, это своего рода художественные исследования советской репрессивно-карательной системы.

Наш современник мурманский писатель Николай Скромный написал роман «Перелом» в 4-х книгах о коллективизации и о казахстанском ГУЛАГе (слайд № 5).

Перед вами карта лагерей системы ГУЛАГа в СССР. Посмотрите, сколько их было, куда сгоняли без суда и следствия арестованных (слайд № 6). В Мурманской области тоже была создана сеть лагерей и постоянно функционировало от 20 до 30 лагерей системы ГУЛАГа, здесь отбывали свои сроки заключённые со всего Советского Союза (слайд № 7).

И у нас в Ревде была тюрьма, заключённые которой под руководством Л.Е.Эгеля в 1938 году дали жизнь комбинату «Аллуайвстрой» (позднее – Ловозерский горно-обогатительный комбинат). Но с началом Великой Отечественной войны все работы были приостановлены, а заключённые в основном попали в «штрафбаты».

Александр Степаненко, фотожурналист, 20 лет проработавший в «Полярной правде», а сейчас преподающий в Мурманском гуманитарном институте, в книге «Расстрелянная семья» (слайд № 8) на примере многих семей, в том числе на примере семьи Чапоровых (в официальных документах – Чопоровых) из села Большая Западная Лица показал, как проходили репрессии среди саамских семей и селений. Казалось бы, такая малочисленная народность, а колесо истории закрутило и её.

9 августа 1937 г. арестовали 3-х братьев Чапоровых. На снимке - Чапоров Пётр Григорьевич (старший) (слайд № 9). 23 августа «Тройка» УНКВД по Ленинградской области (а Мурманская область до 1938 года входила в состав Ленинградской области) уже вынесла приговор – расстрелять (слайд № 10)), хотя родственники убитых получили справку, что один из братьев, н-р, умер только в 1941г., что было неправдой. Расстрелянных хоронили в Левашовской пустоши севернее Ленинграда (слайд № 11). А дочери одного из братьев отказали в признании её пострадавшей от репрессий в 1996г., т.к. не было её в списках спецпереселенцев. Но в 2001г. всё-таки признали пострадавшей, т.к. она несовершеннолетней осталась без кормильца – отца, невинно осуждённого (слайд № 12).

Первые аресты злой позёмкой пронеслись по тундре ещё в 1930 году. Они связывались с коллективизацией оленеводческих хозяйств. Не хотели пастухи отдавать своих оленей в общее стадо. Но по-настоящему завихрило в 1937г.-1938г.

Арестовывались люди разных возрастов, забирали 27-летних, не оставляли в покое стариков 66 лет и женщин.

Кем же являлись жители тундры, которых так страшилась Советская власть? В большинстве – оленеводами и рыбаками. Ни в каких партиях не состояли, а из-за отдалённости от центров и в политической жизни не участвовали. Даже в селениях жили редко, в основном только зимой. Трое оказались председателями колхозов (среди них - Никита Терентьевич Матрёхин правил хозяйством в Иоканге). Пострадали все до единого селения (показать на карте).

Причины (слайд № 13) для ареста оказывались самые разные: нелестно отозвался о колхозе, или председателе – антисоветская пропаганда. Общался хоть единожды с оленеводом из соседней Финляндии или Норвегии – шпионаж. Взяли того, с кем ты прежде работал или был знаком, - связь с врагом народа.

Были поразительные случаи, признавали виновными ближайших родственников за связь друг с другом, и даже жену… за связь с мужем.

Для обвинения применялась знаменитая 58-я статья со всеми её 14-ю пунктами Уголовного кодекса 1926 года. Но особенно «ходовыми» оказывались пункты 1а «измена Родине»,2 «вооружённое восстание», 6 «шпионаж», 7»подрыв государственной экономики», 8 «терроризм», 10 «антисоветская пропаганда и агитация», 11 «заговоры». Редко у кого в деле значился один пункт, обычно шёл набор, иногда из 5-6. Видя сегодня этот перечень в уголовно-следственном «деле», можно, не читая его до конца, определить содержание – ВМН (высшая мера наказания).

Но всё это были единичные дела, даже если выхватывали из села сразу несколько человек. А от Москвы до самых до окраин уже катились громкие большие процессы. И в кабинетах Кольского районного и Мурманского окружного отделов НКВД родилась идея раскрыть разветвлённую организацию. Заранее придумали для неё длинное заковыристое название: «Саамская националистическая повстанческая диверсионно-вредительская организация» (слайд № 14). Это открывало неограниченную возможность впихнуть туда любого задержанного по любому поводу. Определили цели подпольной пятой колонны – создание независимого саамского государства (это из 1730 саамов – на 1 января 1929 года!). Президентом и министрами «определили» русских Алымова В.К. и Салазкина А.С.

Алымов В.К. приехал в Мурманск в начале 20-х годов, стал знатоком экономики, этнографии, истории и культуры саамов. В 1930 году выпустил книгу «Лопари». В.К.Алымов для саамов был не только «начальником», а «русским братом и большим другом». В последние годы жизни он работал директором краеведческого музея в Мурманске. В 1938 году его расстреляли.

А саамы ни о какой республике не помышляли, и даже сегодня, когда едва ли не все народы бывшего СССР разбегаются по национальным квартирам, не думают. Оттого ещё горше несправедливость 30-х годов.

97 фамилий репрессированных саамов приводит в своей книге А.Степаненко, но как он говорил при встрече, эта цифра занижена примерно вдвое.

Александр Степаненко делился мыслями о тех событиях со своим другом, саамским бардом Иваном Матрёхиным, который под впечатлением от всего услышанного и прочитанного написал песню о расстрелянном сааме «За что?» (слайд № 15. Песня):

ЗА ЧТО?

В земле – расстрелянный саам, Душа взлетела к небесам, Свинцом на пятачке земли Её от тела отсекли.

За что? Задумалась душа… Ведь жизнь земная хороша. Был человек, детей растил И вдруг кому-то стал немил?

За что? За то, что жизнь любил? Оленей пас, семью кормил. Или за преданность земле Свинцом прошили в тишине?

За что? За твой тяжёлый труд Кого-то зависть взъела вдруг. Увидев в лопаре врага, Донос «настряпал» для курка.

За что? Пока ответа нет. За что? Молчит XX век. На память он оставил нам Клеймо – «расстрелянный саам»…

Литература:

  1. Шаламов В. Колымские рассказы – любое издание.
  2. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ – любое издание.
  3. Скромный Н. Перелом. Роман в 4-х книгах. – Мурманск: Кн. изд-во, 2003.
  4. Степаненко А. Расстрелянная семья (исторические очерки о кольских саамах). – Мурманск, 2002. – 284 с.: ил.
  5. Матрёхин И.Я. Белый олень: Стихи и песни. – Мурманск: Кн. изд-во, 2007. – 48 с.: ил.
  6. Матрёхин И.Я. Здравствуй, северный народ! !Электронный ресурс! – Мурманск, 2005 – 1 электрон. опт.диск (CD-ROM)/
  7. Киселёв А.А., Киселёва Т.А. Советские саамы: история, экономика, культура. – Изд.2-е, перераб. и доп. – Мурманск: Кн. изд-во, 1987. – 208 с.: ил.
  8. Ушаков И.Ф., Дащинский С.Н. Ловозеро. – Мурманск: Кн. изд-во, 1988. – 192 с.: ил. – (Города и районы Мурманской области).

14.02.2013

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Неугодных - в Сибирь. Боль от репрессий до сих пор жива в памяти народа | ОБЩЕСТВО

В последнее время нередки высказывания о сильной руке, о делении на наших и чужих, звучат даже призывы признать врагами народа тех, кто думает иначе. Что это - возвращение к сталинской риторике? Ведь только в Красноярском крае пострадали от репрессий почти миллион человек. Неужели история ничему не учит?

О том, как в Красноярском крае в сталинские годы реализовывалась государственная идея о принудительном переселении неугодных народов и групп населения и как ломались судьбы людей и целых родов, мы поговорили с историком Еленой ЗБЕРОВСКОЙ.

Монолитное государство

- Елена Леонидовна, кто попадал в категорию спецпоселенцев? Насколько увеличилось население Красноярского края за их счёт?

- Первая массовая волна, когда в наш регион (включавший на тот момент Хакасию. - Т.А.) приехали почти 100 тыс. человек, состояла из так называемых «раскулаченных крестьян» и длилась с 1931 года до середины 30-х. В годы Второй мировой войны приехали поляки-осадники, украинцы, евреи, греки, финны, эстонцы, литовцы, латыши, советские немцы из ликвидированной в связи с подозрениями в формировании «пятой колонны» Автономной республики немцев Поволжья.

Хотя, кстати, когда в 1989 году Декларацией Верховного Совета СССР принудительные переселения и вообще репрессии сталинского периода осуждались и стали рассекречивать архивы, фактов, которые бы подтвердили, что советские немцы поддерживали фашистов, не нашлось.

Особенно драматично проходило переселение калмыцких семей. В сибирские регионы и Казахскую ССР их было выселено свыше 92 тыс., в том числе почти 25 тыс. - в Красноярский край. По данным УНКВД Красноярского края, в пути погибло 434 человека. В первые пять лет из числа всех депортированных калмыков погибли 15 364 человека. В целом в 30-50-е годы приехало 355 015 человек так называемого «спецконтингента». И сейчас треть населения - их потомки.

- Зачем вообще было нужно тасовать людей по стране?

- С одной стороны, надо было развивать Зауралье - Западную и Восточную Сибирь, Среднюю Азию. И тех, кого сюда высылали, направляли прежде всего в лесопромышленные, золотодобывающие тресты, на угледобычу. Затем, это была попытка создать монолитное государство, в этническом плане - перемешать этносы между собой. Было представление, что так можно обеспечить более эффективное проведение национальной политики (создать единый советский народ), снять социальную напряжённость. Из нынешнего дня становится понятно, что политика принудительных массовых переселений наоборот усугубила проблемы в стране, и шлейф этих национальных деформаций тянется до сегодняшнего дня.

Группа заключенных. Фото: Красноярское общество "Мемориал"

- Вот и в нашей семье до сих пор расстрел прадеда, которого НКВД счёл кулаком, в 1937 году - болезненная тема.

- Так же болезненно события, связанные с репрессиями, воспринимаются и в семьях других спецпереселенцев. Травматическое сознание может жить и в детях, во внуках, в правнуках. Память об этом не стёрлась в менталитете народа.

Топоры в помощь

- Потрясает, насколько мало ценилась жизнь человека! Мою прабабушку с пятью детьми, например, поселили в двухэтажном деревянном бараке, с одной печкой на этаж. Двое малышей умерли. Складывается ощущение, что, пересылая, людей хотели просто уничтожить. Со всеми так не церемонились, верно?

Памятник жертвам репрессий на севере Красноярского края. Фото: Таймырский краеведческий музей

- В годы Великой Отечественной войны возможностей создать человеческие условия было мало. Основные средства направляли на производство боеприпасов и обмундирования. А тут приезжали тысячи людей! Часто они сами себе строили бараки. Конечно, жили в условиях огромной скученности и антисанитарии. Случались и вспышки инфекций. Что греха таить - были и руководители, которые не торопились создавать приемлемые для жизни условия. Хотя деньги на это могли и выделить.

Работяг могли забросить в тайгу, на лесозаготовки, а часть переселенцев в 1942 г. отправили на рыбные промыс­лы на Север - на голый берег, и с топорами - это в лучшем случае. Безусловно, люди, которых переселяли, очень пострадали. Они лишились прежнего социального и экономического статуса. Человек мог быть музыкантом в Автономной Респуб­лике немцев Поволжья, а здесь устроиться лишь истопником в кочегарку. Правда, и местное население-то не слишком выделялось на фоне прибывших переселенцев.

Фото: Таймырский краеведческий музей

- Как менялась жизнь спецпоселенца? Многие до конца жизни находились в статусе сына врага народа, а уж карьеру сделать с таким клеймом было нереально.

- Такая формулировка действовала только при Сталине. После его смерти это было скорее психологическое восприятие. В условиях спецпоселения человек, причисленный к спецконтингенту, лишался свободы передвижения. Раз в месяц каждый, достигший 18 лет, должен был отмечаться в специальной комендатуре. Без разрешения нельзя было даже поехать на учёбу в соседний райцентр.

Фото: Таймырский краеведческий музей

Официально отдел спецпоселений в Советском Союзе был ликвидирован в 1959 году. Калмыкам, полякам, финнам можно было уехать после реабилитации во второй половине 50-х годов. С немцев сняли спецпоселенческие ограничения, но не разрешили вернуться на Волгу. Среди них и их потомков много тех, кто вопреки непростым условиям сделал карьеру. Герман Греф, например, родился в Казахстане в семье переселенцев, высланных в Казахстан из Донбасса.

В ожидании сильного?

- На ваш взгляд, какие выводы нам, потомкам, стоит сделать из этих трагедий?

- Один из уроков, который нам достался от предшественников: человеческая жизнь, уважение к личности - самое главное. Наверное, не только этот период, а в целом история страны в XX веке призвана научить нас этому.

- А почему, на ваш взгляд, возвращение к сталинской риторике, когда кого-то в массовом общественном пространстве называют то национал-предателями, то врагами народа, так будоражит нас сейчас? Причём есть люди, которые как симпатизируют Сталину, так и ненавидят его.

- По данным соцопросов, запрос на сильное государство, на сильную личность, наличие национальной идеи есть у большинства населения.

- А это не просто перекладывание своей личной ответственности за жизнь по совести, за порядок в семье и на рабочем месте на большого и крепкого дядю со стороны, который должен решить все наши накопившиеся проблемы?

- Это же традиция русская. Ведь миропонимание человека сложилось не в 2015 году. Как правило, каждый наследует от своих предков определённую ментальность. Вы же наследовали от своей семьи определённое отношение к действиям Иосифа Виссарионовича. Так же многие наследуют от своих предков ценностные установки.

Елена ЗБЕРОВСКАЯ. Родилась в 1970 году в с. Пойлово Курагинского района. В 1992 году окончила исторический факультет Красноярского педагогического института. Кандидат исторических наук, заведующая кафедрой всеобщей истории КГПУ.

Фото Георгия ФРЕЙМАНА и из архива Таймырского краеведческого музея.

www.krsk.aif.ru

Массовые репрессии 1934-1938 годов в Красноярском крае

Массовые репрессии 1934-1938 годов в Красноярском крае - страница №1/1

На правах рукописи

МАКАРОВ Александр Адольфович

Массовые репрессии 1934-1938 годов в Красноярском крае.

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Красноярск

2007 Работа выполнена на кафедре истории и философии

ГОУ ВПО «Сибирский Федеральный университет»

Институт архитектуры и строительства

Научный руководитель кандидат исторических наук,

профессор Л. Ф. Малютина

Официальные оппоненты доктор исторических наук,

профессор В. Н. Тугужекова

кандидат исторических наук,

доцент С. А. Ильин

Ведущая организация Иркутский государственный

университет

Защита состоится 9 ноября в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.212.097.01. по защите диссертаций на соискания ученой степени доктора исторических наук в Красноярском государственном педагогическом университете имени В.П. Астафьева по адресу: 660077, Красноярск, ул. Взлетная, 20. Красноярский государственный педагогический университет имени В.П.Астафьева, исторический факультет, ауд.2-13.

С диссертацией можно ознакомится в читальном зале научной библиотеки Красноярского государственного педагогического университета имени В. П. Астафьева.

Автореферат разослан «____» __________________ 2007. Ученый секретарь кандидат исторических наук,

диссертационного совета доцент Л. Э. Мезит

I. Общая характеристика работы

Актуальность. Современное российское общество переживает процесс трансформации. Проблема полного избавления от наследия тоталитарной системы выдвигает задачу всестороннего изучения особенностей и последствий репрессивной политики советского государства в 30-е годы, в том числе на региональном уровне.

Степень изученности темы. В СССР оценки репрессий 1934-1938гг. появились в ходе освещения текущей деятельности партийно-государственных органов СССР, с целью наглядно отобразить декларируемый тезис об обострении классовой борьбы, усилении сопротивления разбитых эксплуататорских классов.

Развитие советской историографии 1956 – 1985гг. отчетливо отражало официальные установки, заложенные ХХ съездом партии. Теоретической основой советской исторической науки этого периода являлась концепция переходного периода и то, что построение социализма происходит в условиях острой классовой борьбы.

Во второй половине 80х гг. появляется ряд работ так называемой «перестроечной» историографии Р. А. Медведева, Д. А. Волкогонова и др. В период «перестройки» советская историческая наука пыталась доказать, что был возможен переход к социалистической демократии без репрессий и без диктатуры пролетариата.

В начале 90-х годов в российской исторической науке тема массовых репрессий становится самостоятельным объектом изучения. Предпринимаются попытки на основе статистических данных определить масштаб террора. С конца 90-х.гг. ХХ в. наблюдается плюрализм методологических подходов. Для части исследователей концепция тоталитаризма уже исчерпала свой потенциал. Они рассматривают террор как адаптацию традиционного общества к модернизации или видят опору в концепции социальной истории.

Исследователям свойственно связывать массовые политические репрессии с процессом построения социализма. События политического террора 1934-1938 гг. рядом авторов рассматриваются в аспекте политической борьбы за перераспределение власти между центральной властью и региональной элитой. Данную позицию отражает фундаментальное издание «Тоталитаризм в Европе ХХ века. Из истории идеологии, движений режимов и их преодоления» (1990). Попытка объяснить террор борьбой внутри партии содержится в публикациях В. З. Роговина. Оценка террора как масштабной чистки с целью создания морально-политического единства советского общества сформировалась на основе работы А. Авторханова «Технология власти» (1991). Кроме того, появляются в печати многочисленные работы И. В. Павловой, О. В. Хлевнюка, В. Н. Земскова.

В начале XXI века в российской исторической науке прослеживается тенденция отхода от демократических норм начала 90-х.гг. 13 октября 2006г. в Государственной думе РФ состоялось заседание «круглого стола» посвященное 50-летию юбилею ХХ съезда. Известные ученые отмечали, что «ХХ съезд нанес удар по советской государственности» (Отечественная история.-2007.-№ 4.- С.209). Тем не менее, 12-15 октября 2006г. на международной конференции «Сталинизм в советской провинции 1937-1938гг.» видные российские ученые говорили о необходимости осмысления всех репрессий прошлого для укрепления правового строя в современных условиях и о недопустимости уменьшать масштаб «Большого террора». Перспективу дальнейшего исследования советской репрессивной политики участники конференции связывали с критическим анализом всего комплекса соответствующих источников.(Отечественная история.- 2007.-№ 4.- С.204-207)

Ученые Сибири не остались в стороне от изучения рассматриваемой проблемы. В Западной Сибири интерес к вопросам массовых политических репрессий в конце 1980-х –90-х гг. проявляли такие ученые, как И. В. Павлова, В. Н Уйманов, И. Н. Кузнецов.

Особо выделяется монография С. А. Папкова «Сталинский террор в Сибири» (1997). В ней дан анализ репрессивной политики советского государства в 1920-30-е гг. в сибирском регионе. Работа позволяет сделать вывод о том, что репрессивная кампания на территории Западно-Сибирского края была так же интенсивна, как и в Красноярском крае. Несомненный интерес вызывают факты о политических репрессиях на территории Красноярского края.

В трудах красноярских историков, вышедших в свет в 70-х – первой половине 80-х.гг., содержится лишь констатация фактов политических репрессий в крае («Очерки истории Красноярской краевой организации КПСС» (1982)). В период «перестройки» в целом оценки репрессий красноярскими исследователями оставались на уровне предыдущего периода. («Красноярск. Очерки истории города» (1988).

Переломным в изучении темы массовых репрессий в Красноярском крае становятся 1990-1991гг. В эти годы изменяется и оценка массовых репрессий 1934-1938гг., которые уже рассматриваются как акция, направленная не только против части партийной номенклатуры, но и как акция, затрагивающая все слои населения СССР (В. М. Бушуев, К. Ф. Попов, В. Г. Сиротинин, М. Г. Волкова, А. А. Бабий).

Накопление фактического материала обусловило появление в 90-х гг. ХХ в. – в начале ХХI в. научных публикаций историков Л. Э. Мезит, А. С. Ильина о репрессиях 1934-1938гг.

Л. Э. Мезит в работе «Истории Красноярского края (1917-1940гг.)» (2002) на основе анализа социально-экономической составляющей террора 1934-1938гг. пришла к выводу, что объективных причин для поиска «вредительства» не имелось. Она отметила значительную роль труда заключенных в развитии экономики Красноярского края.

В книге «Красноярск: этапы исторического пути» (2003) отмечается массовый характер репрессий 1934-1938гг., подчеркивается поддержка их со стороны населения, что явилось «средством канализации социального недовольства в массах, усилившегося по мере ухудшения материального положения трудящихся города и деревни» (С. 324-325)

Во втором томе коллективной работы под руководством Н. И. Дроздова «Красноярье: пять веков истории» (2006) отмечается, что «молох политических репрессий» стал средством разрядки социальной напряженности. В ней сделан обоснованный вывод об экономической роли репрессий и отмечено, что система ГУЛАГ являлась не «фабрикой смерти», а средством обеспечения рабочей силой промышленных строек». (С.61) В работе отмечаются особенности сознания советских людей в период репрессий «несмотря на тяжелейшие деформации, вызванные массовыми политическими репрессиями, все же преобладал не страх и безнадежная пассивность, а энтузиазм, высокий пафос созидания новой жизни, гражданская активность и социальный оптимизм». (С. 66)

Репрессиям посвящено ряд публикаций А.С. Ильина, в том числе и монография «Каинова печать» (2000). В них автор отмечает, что специфика террора 1934-1938гг., в т.ч. особенность репрессий краевой партийной номенклатуры; А.С.Ильин констатирует давление Москвы на процесс репрессий в крае и раскол региональной номенклатуры в ходе террора, что и облегчило ее уничтожение.

Достаточно полно исследован процесс «большого террора» на территории Хакасии. (Ю. С. Ултургашев, В. Н. Тугужекова, С. В. Карлов, Н. А. Данькина). В диссертационном исследовании С. В. Карлова «Массовые репрессии в 1930-е гг. (на материалах Хакасии)» (2000) раскрыт массовый характер политического террора на основе анализа богатого статистического материала, дел, сфабрикованных органами госбезопасности. Наибольший интерес представляют материалы, освещающие репрессии партийно-государственной номенклатуры хакасской автономии.

Таким образом, историографический анализ показывает, что в исторической литературе еще не получили должного освящения наиболее характерные черты репрессий 1934-1938гг. на региональном уровне.

Исходя из актуальности и степени изученности темы, автор диссертации ставит цель – воссоздать целостную картину массовых репрессий в 1934-1938 гг. в Красноярском крае.

В связи с этим были определены следующие задачи исследования: выявить предпосылки массовых репрессий в Красноярском крае; раскрыть в хронологических рамках 1934-1938гг. содержание основных этапов процесса массовых репрессий населения Красноярского края; рассмотреть агитационно-пропагандистское обеспечение репрессий в регионе.

Объект исследования - внутренняя политика советского государства в сибирском регионе. Предмет – содержание, тенденции, характер, этапы и особенности репрессивной политики 1934-1938гг.

Методологическая основа исследования базируется на принципах сравнительно - исторического и типологического анализа материала.

Принцип историзма позволил подойти к анализу репрессивной политики государства в контексте конкретно – исторических событий в СССР. Важное значение имел принцип детерминизм (поиск широкого спектра социально-экономических, политических и других факторов, определявших исторический выбор) и ретроспективный подход (определение места изучаемого процесса в предыдущем и последующем развитии, включая его оценку с позиции современного опыта).

Диссертационное исследование строилось на сочетании элементов цивилизационого, формационного подходов. Методологическую основу составляет теория модернизации и геополитический подход.

На формирование авторской концепции оказали влияние два подхода. Первый, традиционно рассматривающий существовавшую систему, основанную на господстве партийной элиты, которая стремится распространить влияние на все советское общество с целью проведения социальной модернизации. В этой связи ее действия оцениваются как определяющие на развитие страны. Второй концептуальный подход заключается в том, что народные массы являлись не только объектом, но и активным субъектом политики правящего режима. Участие народных масс в политическом процессе позволяет найти причину радикальных действий правящей элиты.

Хронологические рамки работы исследования ограничены 1934-1938 годами. В исторической науке традиционно считается, что с декабря 1934 года линия на усиление репрессивных мер стала доминирующей, процесс усиления репрессивной волны стал необратим. Происходили существенные изменения в законодательстве и в структуре карательных органов, возрастало количество арестованных.

Административно Красноярский край был основан в декабре 1934г, что придавало особую специфику репрессивной политике на территории вновь образованного региона.

Нижняя граница исследования определена 1938 годом. Тогда появлялись нормативные акты, ограничивающие террористическую волну.

Территориальные рамки исследования охватывают в основном территорию Красноярского края. Ее отличало многообразие в политических и в социально – экономических отношениях. Красноярский края резко разделяется на две зоны: северную (национальные округа и отдаленные северные районы) и южную. В южной зоне выделялась Хакасская автономная область. В каждой из названых зон репрессивная кампания приобрела специфические черты.

Источниковая база включает широкий спектр неопубликованных и опубликованных документов и материалов. Были изучены документы архивных фондов: Архивного агентства администрации Красноярского края (А.А.А. КК), архива УВД Красноярского края. Проанализирован обширный газетный фонд центральных и краевых газет, районной прессы. В работе используются сборники документов и журнальные публикации документов.

Приоритет в работе был отдан источникам, образованными партийными органами. Исследовались следующие фонды партийных органов: Ф. 26 Краевого комитета партии; Ф. 17 Красноярского горкома; Ф. 31 Каратузского райкома; Ф.34 Курагинского райкома; Ф. 28 Таймырского окружком; Ф. 35 Эвенкийского окружкома; Ф. 46 Ачинского райкома; Ф. 52 Ермаковского райкома; Ф. 55 Енисейского райкома; Ф. 86 парторганизации СибЛТИ; Ф. 115 партийной организация ПВРЗ; Ф. 115 Политотдела главного управления Красноярской железной дороги; Ф. 147 Парткома ЕНУРПа.; Ф. 161 парторганизации Красноярского пединститута; Ф. 3871 парторганизации «Бумстроя»; Ф. 5996 парторганизации краевого комитета ВЛКСМ.

Советский Союз в 30-х годах является партийным государством, а партийный аппарат и становится структурой власти. Партийные документы содержат большой объём информации о политических репрессиях 1934-1938 г., но далеко не всегда отражают истинную картину происходящего. Основным препятствием для объяснения событий 1934-1938 годов является проблема интерпретации источников, которые оставляют после себя партийные органы. Язык партийных документов характеризует особая лексико-семантическая система социолекта, классовый жаргон. Используя партийные документы, необходимо учитывать и исторический контекст.

Порой документы делали специально непригодными для раскрытия исторической правды. Поэтому приходится обращать внимание на «второстепенные детали». Советская историческая наука осуждала такой подход. Но именно «детали» ставят все на место и позволяют за партийными реляциями увидеть истинную картину.

Диссертант использовал материалы партийных форумов. Анализ процесса обсуждения партийных закрытых писем и докладных записок позволяет сделать вывод о том, что активность масс регулировалась «сверху». Имелись отдельные случаи публичного протеста против террора.

Следующую группу документов представляют протоколы бюро партийных комитетов и материалы первичных парторганизаций. Анализ этих документов позволяет увидеть дифференцированность общественного мнения, понять психологическую атмосферу периода «большого террора».

Важнейшим источником являются также архивные документы правоохранительных органов. Но именно они наиболее фальсифицированы и до сегодняшнего времени частично недоступны.

В работе широко использованы материалы периодической печати периода 1934-1938гг. как краевого, так и районного уровней. Архитектоника советских газет строилась из задач максимального пропагандистского эффекта.

Автор использует материалы Всесоюзной переписи населения 1937 года, которая дает частичную информацию о социальной структуре населения края. В ходе анализа состава населения Красноярского края в 1934-1936 года диссертант сталкивался с определенными трудностями, так как имелась возможность использовать только Всесоюзную перепись 1926 года и отдельные статистических сборники начала тридцатых годов. Это не позволило дать полный анализ социального состава населения края за 1934-1936гг.

Практическая значимость работы определяется тем, что ее материалы могут быть использованы при разработке учебных курсов по краеведению, при написании коллективных трудов по истории Красноярского края.

Апробация исследования состоит в том, что его положения опубликованы в форме тезисов в сборниках ежегодных научно – практических конференций и журналах, лицензируемых ВАК.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, источников и приложения, состоящих из 11 таблиц.

Во введении определяется актуальность темы, объект, предмет исследования, формулируются его задачи, научная новизна результатов исследования, характеризуется состояние историографии и источниковая база.

II. Основное содержание работы

Первая глава Структура населения Красноярского края накануне массовых репрессий.

На момент своего образования в 1934г. Красноярский край являлся аграрно-сырьевым регионом. В 1935г. в крае проживает 1 610 000 жителей, из которых было занято в сельском хозяйстве –1 240 000 человек.(77%). Промышленность и транспорт региона развивались поступательно, успешно завершался процесс коллективизации. В колхозах края состояло 76,8% крестьянских хозяйств. В 1935 г. в регионе имелось 60 совхозов. Происходит рост численности рабочего класса. Если население Красноярска в период с 1926-1934гг. возросло в 2 раза (с 72,3 до 150 тыс. чел.), то количество рабочих с 1933-1934гг. в 4 раза (с 7,8 тыс. до 27 тыс. чел.), а численность фабрично-заводских рабочих в 6 раз (с 2 тыс. до 12,5 тыс.)

Анализ состава партийной организации края за 1934-1937гг. показывает, что она являлась типичной организацией аграрного региона. Более 51% членов краевой парторганизации по социальному происхождению являлись крестьянами и имели партстаж с 1928 –1935 гг. Партийная организация края не испытала значительного влияния партийной оппозиции в 1920-х годах, но градус ее оппозиционности был высоким. Основой для недовольства являлось: живучесть революционных традиций в бывших партизанских районах, свертывание традиций внутрипартийной демократии, рост всесилия партийного аппарата.

Социально –экономическое, политическое развитие края в прошлом содействовало формированию на его территории широкого спектра антисоветских элементов. На учете у УНКВД КК находилось 123 618 чел. В их число входили бывшие участники антисоветской борьбы: белогвардейцы, крестьяне-повстанцы, инопартийцы.

В регионе находились национальные диаспоры (поляки, финны, латыши, литовцы, эстонцы и др.). По мнению руководства СССР, представители этих национальных диаспор массово работали на иностранные разведки. Обвинение в шпионаже основывалось на том, что с лимитрофными государствами (Латвией, Литвой, Эстонией, Польшей, Румынией) у СССР были напряженные отношения. В связи с возникновением очага военной напряженности на Дальнем Востоке, под подозрение у НКВД находились китайцы и корейцы. В 1920-30-х гг. продолжался процесс формирования национального сознания у тюркских народов, который провоцировал органы госбезопасности на борьбу с «тюркским национализмом» в 1934- осенью 1937 года.

Географическое положение определило Красноярский край как место ссылки. В регионе размещался значительный контингент трудопоселенцев, ссыльных оппозиционеров, инопартийцев, священников. Сюда депортировали разнообразный «неугодный» элемент: перебежчики, репатрианты, высланные из приграничной полосы, представители бывшего забайкальского казачества.

Социально-политический состав населения определял интенсивность, ход и направленность террора на территории Красноярского края в 1934-1938 гг.

Вторая глава Социальная и политическая направленность массовых репрессий в крае. Массовые репрессии на территории Красноярского края характеризовались значительной интенсивностью. Показателем жесткости репрессий являлось то, что летом 1937 - осенью 1938гг. «тройкой» УНКВД КК было обвинено 19 625 человек. За этот период в Московской области «тройкой» было обвинено и расстреляно 20 765. При этом в Московской области в 1937г. проживало 11 971 367, в Москве – 3 798 078 чел, а в Красноярском крае - 1 828 746 чел.

Свидетельством жесткости террора в крае является то, что количество приговоренных к значительным срокам (от 10-15 лет) превышало общесоюзный показатель. Репрессии затронули все социальные слои населения. Террор охватил самый работоспособный контингент: 52,7% арестованных были в возрасте от 30 до 49 лет. Особо жестко репрессиям подвергались ряд национальных групп: эстонцев, латышей, поляков.

На основе анализа документов диссертант пришел к выводу о наличии различных форм сопротивления террористической политике в 1934-1938гг. в крае. Сопротивление репрессиям оказывали партийные структуры не только в отдаленных северных районах, но и в райкомах южной части Красноярского края. Это объяснимо региональной спецификой: обширностью территорий, сплоченностью кланов районных партийных руководителей. В результате репрессий в крае репрессировано 60% состава крайкома, то в Европейской части СССР аналогичные показатели составляли 80-90%. В крае до 2/3 членов райкомов пережили террор. В 1937- 1938гг. было снято со своих должностей 38 первых и 14 вторых секретарей, а из них обвинено во вредительстве – 31. При этом надо иметь в виду, что в Красноярском крае имелось, без учета Хакасии и Таймырского и Эвенкийского окружкомов, 46 райкомов.

Уровень репрессий городских жителей был выше, чем сельских. В 1934 –1937гг. городское население составляло 23 - 28%, а среди репрессированных горожан было 32%. Наиболее пострадали кадры важнейших отраслей экономики Красноярского края. До 58% арестованных рабочих и 1/3 инженеров работали в базовых секторах экономики: добывающей промышленности, на транспорте и на стройках союзного значения.

Интенсивность террора в конкретных районах края определялась соотношением различных групп антисоветских элементов. Уровень их концентрации зависел от социально-экономического и политического развития конкретных территорий. В целом по краю состав репрессированных лиц характеризовался большим процентом арестованных бывших белогвардейцев и «кулаков» и относительно малой долей «троцкистов». В то же время в период 1935-1937гг. происходит рост исключенных из ВКП(б) категорий «троцкистов-зиновьевцев» и «правых», при уменьшении численности исключенных «кулаков» и «белогвардейцев». Если в период проверки партбилетов 1935 г. было исключено 440 «белогвардейцев и кулаков», а «троцкистов-зиновьевцев» - 125 чел, то при обмене партийных документов в 1936г. соответственно: 25 и 165 .

В 1934-1935 гг. контингент репрессированных составляли преимущественно классово-чуждые лица. Наибольший процент арестованных составляют выявленные «классово- чуждые» вредители в колхозах и совхозах (39%).

В 1936-1937 гг. репрессиям подвергаются партийные руководители, занявшие ключевые посты к 1934-1935гг. В регионе фабриковалось дело «Краевого правого центра». Последний якобы возглавлял первый секретарь крайкома партии П. Д. Акулинушкин.

Диссертант подчеркивает, что репрессии в крае имели тесную связь с московскими показательными процессами. Так, по версии УНКВД «вредительское руководство» Красноярской железной дороги, арестованное 1936-1937гг., имело связь с так называемым «Параллельным антисоветским троцкистским центром».

Красноярский край привлек органы госбезопасности как аграрный регион и в силу этого имел свою политическую специфику. На февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937г. и в ходе подготовки процесса над «Антисоветским правотроцкистским блоком» выяснилось, что повстанческое движение начала 1930-х гг. было организовано Н. И. Бухариным через посредника – наркома земледелия РСФСР В. Г. Яковенко - бывшего руководителя партизанского движения в Енисейской губернии. В период подготовки общесоюзного процесса сотрудники управления НКВД по Красноярскому краю пытались найти связи у арестованных высокопоставленных руководителей с «бухаринцами».

С осени 1937г. в Хакасии начинается волна борьбы с «буржуазным национализмом». Данная кампания имела связь с аналогичными процессами на территории Тувы и Монголии.

В Красноярском крае была подвержена репрессиям интеллигенция. К ним относились служащие имевшие «политические пятна» в биографии. Наиболее известное в этом отношении дело «Краевого повстанческого эсеровского центра». Особенностью состава арестованных по делу белогвардейского «РОВС» в крае являлось то, что в их составе были и бывшие енисейские казаки.

В преддверии военной опасности репрессировалась потенциальная «пятая колонна»: перебежчики, репатрианты, депортированные из пограничной полосы.

В 1938г. Политбюро трижды выделяет «тройке» Красноярского края лимит на аресты численностью в 6.500 чел. С другой стороны - происходит процесс ограничения рамок репрессивной кампании, прекращения исключений из партии по «огульным обвинениям». На ход репрессий в 1938 г. повлияло постановление ЦК от 20 января 1938г. «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально – бюрократическом отношении к апелляциям исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков».

За период с 1934-1938гг. в Красноярском крае было репрессировано около 30 тыс. человек. Анализ итогов террора 1934-1938гг. дает основание утверждать, что в ходе репрессий на региональном уровне не произошли качественные изменения в составе номенклатуры. Но сталинский режим смог создать себе широкую социальную опору в лице новых членов партии, «новой» интеллигенции, стахановцев и рабселькоров. Их всех отличала аффектированная вера в вождя. Но создать идейно-политическое единство всего советского общества в ходе репрессий 1934-1938гг. не удалось.

Третья глава. Агитационно-пропагандисткое обеспечение массовых репрессий.

Ядром агитационно-пропагандистского обеспечения процесса репрессий являлся аппарат территориальных партийных органов и политотделов. В пропагандистской деятельности была задействована широкая сеть учреждений: правоохранительных, образовательных, культурно-просветительских.

Информационная зависимость населения осуществлялась в форме публичной и массовой коммуникаций.

В 1937г. в партийных школах окончили учебу 87 127 чел. Сеть партийных школ охватывала не только членов партии. Например, через кружки по изучению Сталинской Конституции к январю 1938г. в Красноярском крае прошло 103 809 чел., а в Хакасии – 8 191 чел.

Публичная коммуникация осуществлялась в разнообразных формах: обсуждение закрытых писем ЦК ВКП(б), крайкома партии, в организации показательных процессов и многолюдных партийных собраний.

Особой формой публичной коммуникации являлись региональные показательные процессы над врагами «местного» масштаба. Их организация находилась под контролем высших партийных инстанций. Первой группой процессов, организованных Москвой, стали суды над вредителями в животноводческих совхозах. В 1936г. вследствие массового падежа скота были арестованы руководители ряда мясомолочных совхозов. После поступления в Москву подобной информации из различных регионов СССР, отреагировал ЦК ВКП(б). В октябре 1937г. крайкомы, обкомы, ЦК нацкомпартий получили шифрограмму И. В. Сталина и В. М. Молотова о необходимости проведения показательных процессов в животноводческой отрасли. Вторую группу составляли показательные процессы в системе земельных и заготовительных органов, которым предшествовала в августе 1937г. шифрограмма И. В. Сталина.

Центром репрессивной кампании в ряде районов становились показательные судебные процессы по уголовным делам руководителей районов, при этом подсудимый первый секретарь райкома, как правило, был связан, по версии НКВД, с «правым» руководством Красноярского крайкома партии. Процессы были организованы на основе телеграммы ЦК ВКП(б), посланной по каналам спецсвязи.

Показательные процессы являлись важным способом давления ЦК ВКП(б) на регионы, которые инициировали собственные процессы.

Массовая коммуникация осуществлялась через многочисленную периодическую печать и широкую сеть радиовещания. В 1937г. в крае издавалось 103 газеты общим тиражом 234 тыс. экземпляров, а радиоточек насчитывалось 349 тыс.

Социалистическая система журналистики была сформирована сверху с учетом максимального агитационно-пропагандистского влияния на все слои населения. Особенностью печати 1930х.гг. стало наличие рабселькоровской сети. Последняя являлась одной из формой социально-политической активности трудящихся. При этом число заметок, принадлежащих перу рабселькоров, опережало число публикаций профессиональных журналистов. Так, газета «Власть труда» Минусинского района в 1936 г. опубликовала 1212 материалов рабселькоров и только 665 своих сотрудников, с января - октября 1937г.- 1856 и 1038 соответственно. Рабселькоровская сеть была обширной и охватывала все слои населения.

Средства массовой информации находились под контролем сектора печати Красноярского крайкома. Планы работы указанного сектора предусматривали разнообразные формы руководства и контроля периодическими изданиями.

Атмосфера репрессий оказала влияние на жанровое своеобразие газетных публикаций. Основное их количество - информационные жанры. Это объясняется тем, что в условиях массовых арестов у краевых журналистов не хватало смелости для аналитической работы (исключение составляют передовые статьи). До 40% публикаций – это заметки. Особенности формы заметки – это краткость, строгость, официально - деловой стиль. Однако для заметок, посвященных «разоблачениям» врагов, были свойственны эмоциональное отношение автора к фактам, риторические вопросы и риторическое ответствование, семантический повтор, трафаретность и стандартность заголовков, но текст отличался значительным насыщением информацией. На газетных полосах широко присутствовал и прямой отчет. В газетных материалах наиболее сильными аргументами являлись указания партийных лидеров, и это определяло композицию газетных публикаций.

Из аналитических жанров мало места на полосах краевой печати отводилось статьям. Однако, если проблемных, постановочных и статей-комментариев на страницах «Красноярского рабочего» недостаточно, то передовые статьи компенсировали этот недостаток. Они носили директивный характер и были написаны на основе установок ЦК ВКП(б). На газетных полосах отсутствовали жанр зарисовки, очерка, эссе. В ходе террора показывать социально - ценностные черты личности или коллектива в частной, конкретной ситуации было опасным.

Анализ содержания краевых газет позволяет выявить зависимость активности прессы от хода террора. В 1934-1936 гг. публикации о выявлении «врагов» эпизодичны. Локальные всплески публикаций о репрессиях в январе - марте 1935 г. и были связаны с убийством С.М. Кирова, а летом 1936 г. – процессом над «Антисоветским троцкистско-зиновьевским центром». С января 1937г. отмечается регулярное появление в газетах материалов о репрессиях и выявляется ежемесячный рост их числа.

На содержание материалов газетных публикаций влияла динамика репрессивной кампании, которая определялась установками ЦК ВКП(б). В газетных публикациях отражалась и специфика террора в регионе. Зимой 1937 г. пропагандистская работа определялась уроками процесса над «Параллельным антисоветским троцкистским центром», в ходе которого были осуждены видные хозяйственные руководители. За январь– март 1937г. 52% газетных публикаций было посвящено выявлению врагов в базовых отраслях экономики: лесной, железнодорожного транспорта, Красмашстрое. Публикуются материалы о борьбе с саботажем стахановского движения.

Перелом в работе краевой прессы был связан с февральско-мартовским 1937г. пленумом ЦК ВКП(б). Антистахановская тема была сужена до минимума. На газетных полосах стали появляться материалы о разоблачении «врагов» в партийных органах, в том числе в Красноярском крайкоме и в горкоме. Пик активности публикаций о выявлении врагов среди краевого партийного руководства наблюдается летом- осенью 1937г. и связан с визитом в край М. Ф. Шкирятова. В связи с директивами ЦК ВКП(б) с осени 1937г. пресса значительное внимание уделяет разоблачению «врагов» в сельском хозяйстве. Одновременно уменьшается число публикаций о «вредительстве» в промышленности.

В 1938 г. в работе прессы наметились перемены. Сокращается число публикаций о конкретных разоблачениях «врагов». Это было связано с принятием постановления ЦК ВКП(б) 20 января 1938г. Появилась серия статей, посвященных исправлению ошибок на основе январского постановления ЦК. Происходит рост числа газетных материалов о процессе выдвижения новых кадров, что связывалось с кампанией разоблачения «врагов народа».

В заключении диссертации подведены итоги работы и сформулированы основные выводы. Исследование позволяет заключить, что террор 1934-1938гг. на территории Красноярского края в отношении широкой массы населения был интенсивным. Итогом террора являлось формирование социальной опоры сталинского режима.

Основные положения и выводы диссертации отражены опубликованных работах:

  1. Макаров, А. А., О некоторых особенностях политических репрессий в национально-государственных образованиях Красноярского края во второй половине 1930-х гг./ А. А. Макаров// Вопросы социально-экономического развития и культуры края в документах архивного фонда.- Красноярск: ГАКК, 1997.- С. 120- 124.
  2. Макаров, А. А. Некоторые черты общественно-политической обстановки в Красноярском крае в период 1935-1937гг./ А. А. Макаров// Студент и гуманитарные науки. Материалы межвузовской научной студенческой конференции.- Красноярск: КГТУ, 2003.- С. 66-69.
  3. Макаров, А. А. Советский тоталитарный режим и массовые репрессии второй половины 30-хгг.ХХ в./ А. А. Макаров// Молодежь Сибири – науке России. Межрегиональная научно- практическая конференция.- Красноярск: КГТУ, 2003.- С. 5-8.
  4. Макаров, А. А. Совершенствование качества изучения в техническом вузе документальных исторических источников 20-30-х.гг.ХХв./А. А. Макаров //Совершенствование системы управления качеством подготовки специалистов. Материалы Всероссийской научно- практической конференции.- Красноярск: КГТУ, 2004.- С. 337-338.
  5. Макаров, А. А. Изучение советского прошлого и переходные политические процессы в современной России / А. А. Макаров//Студент и гуманитарные науки. Материалы межвузовской научной практической конференции.- Красноярск: КГТУ, 2004.- С. 119-123.
  6. Макаров, А. А. Периодическая печать в процессе агитационно-пропагандисткого обеспечения репрессий 1934-1938гг.(на материалах Красноярского края/ А. А. Макаров//Известия АлтГУ.- 2007.- № 4/2.- С. 102-106.

umotnas.ru

Край арестантов и переселенцев

Специально к 80-летию Красноярского края «Комсомольская правда» готовит серию юбилейных интервью. Их героями станут красноярцы, изменившие наш край. И один из них - председатель общества «Мемориал» Алексей Бабий, вернувший нам имена и биографии десятков тысяч репрессированных.

Свой великий вклад в развитие Красноярского края внесли сотни тысяч советских граждан, сосланных в годы репрессий кто с ярлыком «кулака», кто как «враги народа». Только в последние десятилетия история края стала преломляться через конкретные, часто малоизвестные, судьбы людей, пострадавших в 30-е годы прошлого столетия. Четверть века память о них возрождается благодаря усилиям неравнодушных к истории своего края людям из красноярского общества «Мемориал». Сегодня общественники создают электронный архив – единую базу данных о репрессированных, ведут свой сайт, издают тома Книги Памяти.

Об удивительных судьбах людей, о страшных годах массовых арестов рассказал председатель «Мемориала» Алексей Бабий.

- За годы исследований удалось выяснить любопытную деталь: в период репрессий население Красноярского края как минимум удвоилось. Назову малоизвестную цифру: в течение двух последних десятилетий действия закона «О реабилитации» в краевом ГУВД успели выдать более 500 тысяч справок, подтверждавших реабилитацию. И это только переселенцам из числа депортированных поволжских немцев, раскулаченным либо их родным, которые сами обратились в правоохранительные органы. Поначалу поток обращавшихся за документами был особенно велик – ежедневно выдавалось до 200-300 справок. И процесс продолжается.

- То есть, число тех, кто оказался в своё время на красноярской земле под нажимом советской власти, до сих пор точно не определено?

- Опираясь на результаты наших исследований, можно заключить, что на сегодняшний день реабилитировано лишь около 20 процентов из тех, кто подвергся репрессиям. Другое дело, что кого-то наказывали справедливо за уголовную или антигосударственную деятельность, а кто-то попадал под молот репрессивной машины по абсолютно надуманным причинам. Как бы то ни было, только с официально подтверждённым статусом спецпоселенцев в крае набирается более полумиллиона человек. И есть основания полагать, что в реалии таковых раза в два больше. К слову, в этом заключается одна из причин, почему в Красноярском крае существуют достаточно многочисленные общества этнических латышей, литовцев, немцев.

- По существу все они по кирпичику сложили крепкий фундамент красноярского региона…

- При том, что большинство – никакие не знаменитости, а самые обычные люди, просто сумевшие своим трудом оставить в летописи края добрый след. К примеру, когда депортированным немцам государство, наконец, позволило возвращаться на историческую родину и люди стали уезжать, у местных властей возникла проблема – кто и как дальше будет поддерживать в порядке аккуратно обустроенные хозяйственными немцами земли. Кроме того, немалое влияние на культурную жизнь в крае оказали ссыльные и арестанты из числа деятелей культуры и искусства. В этой связи по инициативе бывшего регионального министра культуры, а ныне советника губернатора Геннадия Рукши даже стартовал проект по созданию памятного альманаха, рассказывающего о судьбах таких людей.

- Красноярский «Мемориал», насколько известно, преуспел не меньше в благородном деле восстановления исторической справедливости.

- Вот уже четверть столетия исследователи «Мемориала» изучают архивные источники в разных уголках края, в ведомственных архивах региональных управлений ФСБ и ГУВД. А началось всё в начале 1980-х годов, когда мне захотелось собрать побольше информации о собственной семье, сполна испытавшей тяжесть репрессий.

Деда и бабушку по материнской линии, работавших в Харбине на КВЖД, сослали в Новосибирск и там расстреляли. Дед по отцу в 30-е годы был вынужден вместе с женой бежать с Украины от раскулачивания. Устроился работать на железнодорожной станции Чернореченской осмотрщиком вагонов. Но и там едва не пострадал за свою основательность и крепкую хозяйственную жилку. Однажды не выпустил на перегон состав, у некоторых вагонов которого обнаружил неисправности в тормозных буксах. Его обвинили в саботаже, стали выяснять – кто, откуда, как попал на станционную работу. Ситуация для деда оказалась безвыходной, ведь выпусти он поезд в рейс, тот мог бы попасть в аварию и тогда «пришили» бы диверсию. Пришлось снова бежать. Сначала в Благовещенск, потом в Читу. Так и жил «на чемоданах» до 50-х годов.

Узнав все эти подробности, и по совету друзей в 1987 году решил взяться и за другие судьбы. Постепенно образовался круг единомышленников. Приступили к работе в архивах. Дело это сложное, требует большого терпения. Наверное, поэтому в наших рядах пока не так много энтузиастов, особенно молодёжи.

Зато есть результаты. При содействии краевой администрации издаём Книгу Памяти. Находим людей, потревоженных репрессиями, публикуем их воспоминания. Собранную информацию оцифровываем и размещаем на сайте - www.memorial.krsk.ru. С 2011 года создаём открытый электронный архив «Мемориала» с базой данных о репрессированных жителях края. Кроме того, проводим школьные конкурсы в рамках проекта «Человек в истории России – XX век». Участвующие в нём школьники пишут сочинения об истории своих родных, близких. Некоторые из таких работ переводим на другие языки и публикуем на своем сайте.

- Именно благодаря школьной работе семья из Германии нашла свою родственницу в Большой Мурте…

- Да, несколько лет назад случилась удивительная история, когда одно из сочинений учащегося Большемуртинской школы, посвящённое семье переселенцев-поволжских немцев, по инициативе «Мемориала» было переведено на немецкий язык и размещено в Интернете. И вдруг через некоторое время пришёл отклик из Германии. Я получил письмо, авторы которого просили предоставить им контактные данные некой бабы Веры, жительницы Большой Мурты, о которой шла речь в школьном сочинении. В письме говорилось, что она является давно разыскиваемой родственницей. С удовольствием выполнил просьбу. Позднее выяснилось, что, действительно, героиня письма в 30-е годы жила в одном из немецких поселений в Поволжье. Ещё девочкой вместе с родными была выслана в Сибирь. Другие её родственники оказались потом в Германии. И вот спустя годы они нашли друг друга.

- Думается, это не единственное, что тронуло душу в процессе исследовательской работы?

- Безусловно. В Книге Памяти, а сейчас собирается уже 12-й том, можно найти захватывающие своим драматизмом истории. Жизнь лучше любого писателя сплетает сюжетные линии. Вот, к примеру, одна из таких. Раскулачили мужа с женой и выслали в Сибирь на основании того, что у них, мол, в найме работал батрак. Однако этот «батрак» сообщил следствию, что трудился не за деньги, а просто помогал в хозяйстве и вообще приходился раскулаченным приёмным сыном. Информацию обвинители приняли к сведению, но поступили в духе своего времени – вместо того, чтобы снять обвинение в кулачестве с супругов, следом за ними выслали и приёмного сына как члена семьи «кулаков».

Или другой пример из жизни двух соседей. Жили рядом, помогали другу другу в хозяйстве, на покосах. А в итоге обе семьи были наказаны за использование наёмного труда. Все их объяснения, что помогали друг другу просто по-соседски, без денег, оказались безрезультатными. Вот такая она – «социальная справедливость» того периода.

Исследования показывают, что, как правило, судьбы нескольких крепких хозяйственников на селе решались на сходах местной бедноты. Метки «кулаков» выдавались без затяжек. Так называемые «середняки» порой писали письма в защиту земляков (такие письма обнаруживаются в большинстве личных дел), но, увы, это помогало нечасто.

- Удивительно, но ведь до сих пор в обществе нет полного единодушия в оценках сталинских репрессий…

- Чтобы понимать историю, надо её как минимум знать. Наша исследовательская деятельность во многом и помогает людям узнавать факты. К сожалению, приходится сталкиваться с тем, что порой в суждениях отдельных граждан значение репрессий мифологизируется, обретает некий положительный знак борьбы с коррупционерами во власти, предателями и прочими сомнительными элементами. Однако реальная статистика утверждает иное – значительная часть репрессий обрушилась на невинных людей. И преимущественно на простых крестьян в процессе раскулачивания.

На сайте «Мемориала» размещён пофамильный список людей, оказавшихся после арестов на территории края и расстрелянных с августа 1937 года по октябрь 1938-го с указанием их социального положения. Большинство из них – раскулаченные. «Политических» - лишь несколько процентов. То же соотношение и в списках Книги Памяти.

- И, судя по всему, до последнего слова в ней ещё далеко…

- Работы у исследователей меньше не становится. Порой возникает впечатление, что даже наоборот. Возможно, потому, что долгие годы этим направлением никто из историков в крае не занимался вовсе. Вот недавно мне пришлось четыре месяца проработать в Ачинске в местном архиве. И, думаю, там исследовательской работы ещё года на три наберётся. Удалось обнаружить свыше 2,5 тысяч дел репрессированных. Когда изучал архивы в Боготоле, считал, что управлюсь за недели две. Однако прошёл месяц, а финала не видно до сих пор. Вместо предполагавшихся 600 дел удалось найти уже свыше 1000. Около 1,5 тысяч семей, прошедших репрессии, - в Абанском районе. Цифры впечатляют…

В целом за 25 лет работы в крае обществом «Мемориал» восстановлена память о судьбах около 120 тысяч граждан, подвергшихся репрессиям.

www.krsk.kp.ru

Макаров александр Адольфович Массовые репрессии 1934-1938 годов в Красноярском крае

На правах рукописи

МАКАРОВ Александр Адольфович

Массовые репрессии 1934-1938 годов в Красноярском крае.

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Красноярск

2007 Работа выполнена на кафедре истории и философии

ГОУ ВПО «Сибирский Федеральный университет»

Институт архитектуры и строительства

Научный руководитель кандидат исторических наук,

профессор Л. Ф. Малютина

Официальные оппоненты доктор исторических наук,

профессор В. Н. Тугужекова

кандидат исторических наук,

доцент С. А. Ильин

Ведущая организация Иркутский государственный

университет

Защита состоится 9 ноября в 10 часов на заседании диссертационного совета Д.212.097.01. по защите диссертаций на соискания ученой степени доктора исторических наук в Красноярском государственном педагогическом университете имени В.П. Астафьева по адресу: 660077, Красноярск, ул. Взлетная, 20. Красноярский государственный педагогический университет имени В.П.Астафьева, исторический факультет, ауд.2-13.

С диссертацией можно ознакомится в читальном зале научной библиотеки Красноярского государственного педагогического университета имени В. П. Астафьева.

Автореферат разослан «____» __________________ 2007. Ученый секретарь кандидат исторических наук,

диссертационного совета доцент Л. Э. Мезит

I. Общая характеристика работы

Актуальность. Современное российское общество переживает процесс трансформации. Проблема полного избавления от наследия тоталитарной системы выдвигает задачу всестороннего изучения особенностей и последствий репрессивной политики советского государства в 30-е годы, в том числе на региональном уровне.

Степень изученности темы. В СССР оценки репрессий 1934-1938гг. появились в ходе освещения текущей деятельности партийно-государственных органов СССР, с целью наглядно отобразить декларируемый тезис об обострении классовой борьбы, усилении сопротивления разбитых эксплуататорских классов.

Развитие советской историографии 1956 – 1985гг. отчетливо отражало официальные установки, заложенные ХХ съездом партии. Теоретической основой советской исторической науки этого периода являлась концепция переходного периода и то, что построение социализма происходит в условиях острой классовой борьбы.

Во второй половине 80х гг. появляется ряд работ так называемой «перестроечной» историографии Р. А. Медведева, Д. А. Волкогонова и др. В период «перестройки» советская историческая наука пыталась доказать, что был возможен переход к социалистической демократии без репрессий и без диктатуры пролетариата.

В начале 90-х годов в российской исторической науке тема массовых репрессий становится самостоятельным объектом изучения. Предпринимаются попытки на основе статистических данных определить масштаб террора. С конца 90-х.гг. ХХ в. наблюдается плюрализм методологических подходов. Для части исследователей концепция тоталитаризма уже исчерпала свой потенциал. Они рассматривают террор как адаптацию традиционного общества к модернизации или видят опору в концепции социальной истории.

Исследователям свойственно связывать массовые политические репрессии с процессом построения социализма. События политического террора 1934-1938 гг. рядом авторов рассматриваются в аспекте политической борьбы за перераспределение власти между центральной властью и региональной элитой. Данную позицию отражает фундаментальное издание «Тоталитаризм в Европе ХХ века. Из истории идеологии, движений режимов и их преодоления» (1990). Попытка объяснить террор борьбой внутри партии содержится в публикациях В. З. Роговина. Оценка террора как масштабной чистки с целью создания морально-политического единства советского общества сформировалась на основе работы А. Авторханова «Технология власти» (1991). Кроме того, появляются в печати многочисленные работы И. В. Павловой, О. В. Хлевнюка, В. Н. Земскова.

В начале XXI века в российской исторической науке прослеживается тенденция отхода от демократических норм начала 90-х.гг. 13 октября 2006г. в Государственной думе РФ состоялось заседание «круглого стола» посвященное 50-летию юбилею ХХ съезда. Известные ученые отмечали, что «ХХ съезд нанес удар по советской государственности» (Отечественная история.-2007.-№ 4.- С.209). Тем не менее, 12-15 октября 2006г. на международной конференции «Сталинизм в советской провинции 1937-1938гг.» видные российские ученые говорили о необходимости осмысления всех репрессий прошлого для укрепления правового строя в современных условиях и о недопустимости уменьшать масштаб «Большого террора». Перспективу дальнейшего исследования советской репрессивной политики участники конференции связывали с критическим анализом всего комплекса соответствующих источников.(Отечественная история.- 2007.-№ 4.- С.204-207)

Ученые Сибири не остались в стороне от изучения рассматриваемой проблемы. В Западной Сибири интерес к вопросам массовых политических репрессий в конце 1980-х –90-х гг. проявляли такие ученые, как И. В. Павлова, В. Н Уйманов, И. Н. Кузнецов.

Особо выделяется монография С. А. Папкова «Сталинский террор в Сибири» (1997). В ней дан анализ репрессивной политики советского государства в 1920-30-е гг. в сибирском регионе. Работа позволяет сделать вывод о том, что репрессивная кампания на территории Западно-Сибирского края была так же интенсивна, как и в Красноярском крае. Несомненный интерес вызывают факты о политических репрессиях на территории Красноярского края.

В трудах красноярских историков, вышедших в свет в 70-х – первой половине 80-х.гг., содержится лишь констатация фактов политических репрессий в крае («Очерки истории Красноярской краевой организации КПСС» (1982)). В период «перестройки» в целом оценки репрессий красноярскими исследователями оставались на уровне предыдущего периода. («Красноярск. Очерки истории города» (1988).

Переломным в изучении темы массовых репрессий в Красноярском крае становятся 1990-1991гг. В эти годы изменяется и оценка массовых репрессий 1934-1938гг., которые уже рассматриваются как акция, направленная не только против части партийной номенклатуры, но и как акция, затрагивающая все слои населения СССР (В. М. Бушуев, К. Ф. Попов, В. Г. Сиротинин, М. Г. Волкова, А. А. Бабий).

Накопление фактического материала обусловило появление в 90-х гг. ХХ в. – в начале ХХI в. научных публикаций историков Л. Э. Мезит, А. С. Ильина о репрессиях 1934-1938гг.

Л. Э. Мезит в работе «Истории Красноярского края (1917-1940гг.)» (2002) на основе анализа социально-экономической составляющей террора 1934-1938гг. пришла к выводу, что объективных причин для поиска «вредительства» не имелось. Она отметила значительную роль труда заключенных в развитии экономики Красноярского края.

В книге «Красноярск: этапы исторического пути» (2003) отмечается массовый характер репрессий 1934-1938гг., подчеркивается поддержка их со стороны населения, что явилось «средством канализации социального недовольства в массах, усилившегося по мере ухудшения материального положения трудящихся города и деревни» (С. 324-325)

Во втором томе коллективной работы под руководством Н. И. Дроздова «Красноярье: пять веков истории» (2006) отмечается, что «молох политических репрессий» стал средством разрядки социальной напряженности. В ней сделан обоснованный вывод об экономической роли репрессий и отмечено, что система ГУЛАГ являлась не «фабрикой смерти», а средством обеспечения рабочей силой промышленных строек». (С.61) В работе отмечаются особенности сознания советских людей в период репрессий «несмотря на тяжелейшие деформации, вызванные массовыми политическими репрессиями, все же преобладал не страх и безнадежная пассивность, а энтузиазм, высокий пафос созидания новой жизни, гражданская активность и социальный оптимизм». (С. 66)

Репрессиям посвящено ряд публикаций А.С. Ильина, в том числе и монография «Каинова печать» (2000). В них автор отмечает, что специфика террора 1934-1938гг., в т.ч. особенность репрессий краевой партийной номенклатуры; А.С.Ильин констатирует давление Москвы на процесс репрессий в крае и раскол региональной номенклатуры в ходе террора, что и облегчило ее уничтожение.

Достаточно полно исследован процесс «большого террора» на территории Хакасии. (Ю. С. Ултургашев, В. Н. Тугужекова, С. В. Карлов, Н. А. Данькина). В диссертационном исследовании С. В. Карлова «Массовые репрессии в 1930-е гг. (на материалах Хакасии)» (2000) раскрыт массовый характер политического террора на основе анализа богатого статистического материала, дел, сфабрикованных органами госбезопасности. Наибольший интерес представляют материалы, освещающие репрессии партийно-государственной номенклатуры хакасской автономии.

Таким образом, историографический анализ показывает, что в исторической литературе еще не получили должного освящения наиболее характерные черты репрессий 1934-1938гг. на региональном уровне.

Исходя из актуальности и степени изученности темы, автор диссертации ставит цель – воссоздать целостную картину массовых репрессий в 1934-1938 гг. в Красноярском крае.

В связи с этим были определены следующие задачи исследования: выявить предпосылки массовых репрессий в Красноярском крае; раскрыть в хронологических рамках 1934-1938гг. содержание основных этапов процесса массовых репрессий населения Красноярского края; рассмотреть агитационно-пропагандистское обеспечение репрессий в регионе.

Объект исследования - внутренняя политика советского государства в сибирском регионе. Предмет – содержание, тенденции, характер, этапы и особенности репрессивной политики 1934-1938гг.

Методологическая основа исследования базируется на принципах сравнительно - исторического и типологического анализа материала.

Принцип историзма позволил подойти к анализу репрессивной политики государства в контексте конкретно – исторических событий в СССР. Важное значение имел принцип детерминизм (поиск широкого спектра социально-экономических, политических и других факторов, определявших исторический выбор) и ретроспективный подход (определение места изучаемого процесса в предыдущем и последующем развитии, включая его оценку с позиции современного опыта).

Диссертационное исследование строилось на сочетании элементов цивилизационого, формационного подходов. Методологическую основу составляет теория модернизации и геополитический подход.

На формирование авторской концепции оказали влияние два подхода. Первый, традиционно рассматривающий существовавшую систему, основанную на господстве партийной элиты, которая стремится распространить влияние на все советское общество с целью проведения социальной модернизации. В этой связи ее действия оцениваются как определяющие на развитие страны. Второй концептуальный подход заключается в том, что народные массы являлись не только объектом, но и активным субъектом политики правящего режима. Участие народных масс в политическом процессе позволяет найти причину радикальных действий правящей элиты.

Хронологические рамки работы исследования ограничены 1934-1938 годами. В исторической науке традиционно считается, что с декабря 1934 года линия на усиление репрессивных мер стала доминирующей, процесс усиления репрессивной волны стал необратим. Происходили существенные изменения в законодательстве и в структуре карательных органов, возрастало количество арестованных.

Административно Красноярский край был основан в декабре 1934г, что придавало особую специфику репрессивной политике на территории вновь образованного региона.

Нижняя граница исследования определена 1938 годом. Тогда появлялись нормативные акты, ограничивающие террористическую волну.

Территориальные рамки исследования охватывают в основном территорию Красноярского края. Ее отличало многообразие в политических и в социально – экономических отношениях. Красноярский края резко разделяется на две зоны: северную (национальные округа и отдаленные северные районы) и южную. В южной зоне выделялась Хакасская автономная область. В каждой из названых зон репрессивная кампания приобрела специфические черты.

Источниковая база включает широкий спектр неопубликованных и опубликованных документов и материалов. Были изучены документы архивных фондов: Архивного агентства администрации Красноярского края (А.А.А. КК), архива УВД Красноярского края. Проанализирован обширный газетный фонд центральных и краевых газет, районной прессы. В работе используются сборники документов и журнальные публикации документов.

Приоритет в работе был отдан источникам, образованными партийными органами. Исследовались следующие фонды партийных органов: Ф. 26 Краевого комитета партии; Ф. 17 Красноярского горкома; Ф. 31 Каратузского райкома; Ф.34 Курагинского райкома; Ф. 28 Таймырского окружком; Ф. 35 Эвенкийского окружкома; Ф. 46 Ачинского райкома; Ф. 52 Ермаковского райкома; Ф. 55 Енисейского райкома; Ф. 86 парторганизации СибЛТИ; Ф. 115 партийной организация ПВРЗ; Ф. 115 Политотдела главного управления Красноярской железной дороги; Ф. 147 Парткома ЕНУРПа.; Ф. 161 парторганизации Красноярского пединститута; Ф. 3871 парторганизации «Бумстроя»; Ф. 5996 парторганизации краевого комитета ВЛКСМ.

Советский Союз в 30-х годах является партийным государством, а партийный аппарат и становится структурой власти. Партийные документы содержат большой объём информации о политических репрессиях 1934-1938 г., но далеко не всегда отражают истинную картину происходящего. Основным препятствием для объяснения событий 1934-1938 годов является проблема интерпретации источников, которые оставляют после себя партийные органы. Язык партийных документов характеризует особая лексико-семантическая система социолекта, классовый жаргон. Используя партийные документы, необходимо учитывать и исторический контекст.

Порой документы делали специально непригодными для раскрытия исторической правды. Поэтому приходится обращать внимание на «второстепенные детали». Советская историческая наука осуждала такой подход. Но именно «детали» ставят все на место и позволяют за партийными реляциями увидеть истинную картину.

Диссертант использовал материалы партийных форумов. Анализ процесса обсуждения партийных закрытых писем и докладных записок позволяет сделать вывод о том, что активность масс регулировалась «сверху». Имелись отдельные случаи публичного протеста против террора.

Следующую группу документов представляют протоколы бюро партийных комитетов и материалы первичных парторганизаций. Анализ этих документов позволяет увидеть дифференцированность общественного мнения, понять психологическую атмосферу периода «большого террора».

Важнейшим источником являются также архивные документы правоохранительных органов. Но именно они наиболее фальсифицированы и до сегодняшнего времени частично недоступны.

В работе широко использованы материалы периодической печати периода 1934-1938гг. как краевого, так и районного уровней. Архитектоника советских газет строилась из задач максимального пропагандистского эффекта.

Автор использует материалы Всесоюзной переписи населения 1937 года, которая дает частичную информацию о социальной структуре населения края. В ходе анализа состава населения Красноярского края в 1934-1936 года диссертант сталкивался с определенными трудностями, так как имелась возможность использовать только Всесоюзную перепись 1926 года и отдельные статистических сборники начала тридцатых годов. Это не позволило дать полный анализ социального состава населения края за 1934-1936гг.

Практическая значимость работы определяется тем, что ее материалы могут быть использованы при разработке учебных курсов по краеведению, при написании коллективных трудов по истории Красноярского края.

Апробация исследования состоит в том, что его положения опубликованы в форме тезисов в сборниках ежегодных научно – практических конференций и журналах, лицензируемых ВАК.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, источников и приложения, состоящих из 11 таблиц.

Во введении определяется актуальность темы, объект, предмет исследования, формулируются его задачи, научная новизна результатов исследования, характеризуется состояние историографии и источниковая база.

II. Основное содержание работы

Первая глава Структура населения Красноярского края накануне массовых репрессий.

На момент своего образования в 1934г. Красноярский край являлся аграрно-сырьевым регионом. В 1935г. в крае проживает 1 610 000 жителей, из которых было занято в сельском хозяйстве –1 240 000 человек.(77%). Промышленность и транспорт региона развивались поступательно, успешно завершался процесс коллективизации. В колхозах края состояло 76,8% крестьянских хозяйств. В 1935 г. в регионе имелось 60 совхозов. Происходит рост численности рабочего класса. Если население Красноярска в период с 1926-1934гг. возросло в 2 раза (с 72,3 до 150 тыс. чел.), то количество рабочих с 1933-1934гг. в 4 раза (с 7,8 тыс. до 27 тыс. чел.), а численность фабрично-заводских рабочих в 6 раз (с 2 тыс. до 12,5 тыс.)

Анализ состава партийной организации края за 1934-1937гг. показывает, что она являлась типичной организацией аграрного региона. Более 51% членов краевой парторганизации по социальному происхождению являлись крестьянами и имели партстаж с 1928 –1935 гг. Партийная организация края не испытала значительного влияния партийной оппозиции в 1920-х годах, но градус ее оппозиционности был высоким. Основой для недовольства являлось: живучесть революционных традиций в бывших партизанских районах, свертывание традиций внутрипартийной демократии, рост всесилия партийного аппарата.

Социально –экономическое, политическое развитие края в прошлом содействовало формированию на его территории широкого спектра антисоветских элементов. На учете у УНКВД КК находилось 123 618 чел. В их число входили бывшие участники антисоветской борьбы: белогвардейцы, крестьяне-повстанцы, инопартийцы.

В регионе находились национальные диаспоры (поляки, финны, латыши, литовцы, эстонцы и др.). По мнению руководства СССР, представители этих национальных диаспор массово работали на иностранные разведки. Обвинение в шпионаже основывалось на том, что с лимитрофными государствами (Латвией, Литвой, Эстонией, Польшей, Румынией) у СССР были напряженные отношения. В связи с возникновением очага военной напряженности на Дальнем Востоке, под подозрение у НКВД находились китайцы и корейцы. В 1920-30-х гг. продолжался процесс формирования национального сознания у тюркских народов, который провоцировал органы госбезопасности на борьбу с «тюркским национализмом» в 1934- осенью 1937 года.

Географическое положение определило Красноярский край как место ссылки. В регионе размещался значительный контингент трудопоселенцев, ссыльных оппозиционеров, инопартийцев, священников. Сюда депортировали разнообразный «неугодный» элемент: перебежчики, репатрианты, высланные из приграничной полосы, представители бывшего забайкальского казачества.

Социально-политический состав населения определял интенсивность, ход и направленность террора на территории Красноярского края в 1934-1938 гг.

Вторая глава Социальная и политическая направленность массовых репрессий в крае. Массовые репрессии на территории Красноярского края характеризовались значительной интенсивностью. Показателем жесткости репрессий являлось то, что летом 1937 - осенью 1938гг. «тройкой» УНКВД КК было обвинено 19 625 человек. За этот период в Московской области «тройкой» было обвинено и расстреляно 20 765. При этом в Московской области в 1937г. проживало 11 971 367, в Москве – 3 798 078 чел, а в Красноярском крае - 1 828 746 чел.

Свидетельством жесткости террора в крае является то, что количество приговоренных к значительным срокам (от 10-15 лет) превышало общесоюзный показатель. Репрессии затронули все социальные слои населения. Террор охватил самый работоспособный контингент: 52,7% арестованных были в возрасте от 30 до 49 лет. Особо жестко репрессиям подвергались ряд национальных групп: эстонцев, латышей, поляков.

На основе анализа документов диссертант пришел к выводу о наличии различных форм сопротивления террористической политике в 1934-1938гг. в крае. Сопротивление репрессиям оказывали партийные структуры не только в отдаленных северных районах, но и в райкомах южной части Красноярского края. Это объяснимо региональной спецификой: обширностью территорий, сплоченностью кланов районных партийных руководителей. В результате репрессий в крае репрессировано 60% состава крайкома, то в Европейской части СССР аналогичные показатели составляли 80-90%. В крае до 2/3 членов райкомов пережили террор. В 1937- 1938гг. было снято со своих должностей 38 первых и 14 вторых секретарей, а из них обвинено во вредительстве – 31. При этом надо иметь в виду, что в Красноярском крае имелось, без учета Хакасии и Таймырского и Эвенкийского окружкомов, 46 райкомов.

Уровень репрессий городских жителей был выше, чем сельских. В 1934 –1937гг. городское население составляло 23 - 28%, а среди репрессированных горожан было 32%. Наиболее пострадали кадры важнейших отраслей экономики Красноярского края. До 58% арестованных рабочих и 1/3 инженеров работали в базовых секторах экономики: добывающей промышленности, на транспорте и на стройках союзного значения.

Интенсивность террора в конкретных районах края определялась соотношением различных групп антисоветских элементов. Уровень их концентрации зависел от социально-экономического и политического развития конкретных территорий. В целом по краю состав репрессированных лиц характеризовался большим процентом арестованных бывших белогвардейцев и «кулаков» и относительно малой долей «троцкистов». В то же время в период 1935-1937гг. происходит рост исключенных из ВКП(б) категорий «троцкистов-зиновьевцев» и «правых», при уменьшении численности исключенных «кулаков» и «белогвардейцев». Если в период проверки партбилетов 1935 г. было исключено 440 «белогвардейцев и кулаков», а «троцкистов-зиновьевцев» - 125 чел, то при обмене партийных документов в 1936г. соответственно: 25 и 165 .

В 1934-1935 гг. контингент репрессированных составляли преимущественно классово-чуждые лица. Наибольший процент арестованных составляют выявленные «классово- чуждые» вредители в колхозах и совхозах (39%).

В 1936-1937 гг. репрессиям подвергаются партийные руководители, занявшие ключевые посты к 1934-1935гг. В регионе фабриковалось дело «Краевого правого центра». Последний якобы возглавлял первый секретарь крайкома партии П. Д. Акулинушкин.

Диссертант подчеркивает, что репрессии в крае имели тесную связь с московскими показательными процессами. Так, по версии УНКВД «вредительское руководство» Красноярской железной дороги, арестованное 1936-1937гг., имело связь с так называемым «Параллельным антисоветским троцкистским центром».

Красноярский край привлек органы госбезопасности как аграрный регион и в силу этого имел свою политическую специфику. На февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937г. и в ходе подготовки процесса над «Антисоветским правотроцкистским блоком» выяснилось, что повстанческое движение начала 1930-х гг. было организовано Н. И. Бухариным через посредника – наркома земледелия РСФСР В. Г. Яковенко - бывшего руководителя партизанского движения в Енисейской губернии. В период подготовки общесоюзного процесса сотрудники управления НКВД по Красноярскому краю пытались найти связи у арестованных высокопоставленных руководителей с «бухаринцами».

С осени 1937г. в Хакасии начинается волна борьбы с «буржуазным национализмом». Данная кампания имела связь с аналогичными процессами на территории Тувы и Монголии.

В Красноярском крае была подвержена репрессиям интеллигенция. К ним относились служащие имевшие «политические пятна» в биографии. Наиболее известное в этом отношении дело «Краевого повстанческого эсеровского центра». Особенностью состава арестованных по делу белогвардейского «РОВС» в крае являлось то, что в их составе были и бывшие енисейские казаки.

В преддверии военной опасности репрессировалась потенциальная «пятая колонна»: перебежчики, репатрианты, депортированные из пограничной полосы.

В 1938г. Политбюро трижды выделяет «тройке» Красноярского края лимит на аресты численностью в 6.500 чел. С другой стороны - происходит процесс ограничения рамок репрессивной кампании, прекращения исключений из партии по «огульным обвинениям». На ход репрессий в 1938 г. повлияло постановление ЦК от 20 января 1938г. «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально – бюрократическом отношении к апелляциям исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков».

За период с 1934-1938гг. в Красноярском крае было репрессировано около 30 тыс. человек. Анализ итогов террора 1934-1938гг. дает основание утверждать, что в ходе репрессий на региональном уровне не произошли качественные изменения в составе номенклатуры. Но сталинский режим смог создать себе широкую социальную опору в лице новых членов партии, «новой» интеллигенции, стахановцев и рабселькоров. Их всех отличала аффектированная вера в вождя. Но создать идейно-политическое единство всего советского общества в ходе репрессий 1934-1938гг. не удалось.

Третья глава. Агитационно-пропагандисткое обеспечение массовых репрессий.

Ядром агитационно-пропагандистского обеспечения процесса репрессий являлся аппарат территориальных партийных органов и политотделов. В пропагандистской деятельности была задействована широкая сеть учреждений: правоохранительных, образовательных, культурно-просветительских.

Информационная зависимость населения осуществлялась в форме публичной и массовой коммуникаций.

В 1937г. в партийных школах окончили учебу 87 127 чел. Сеть партийных школ охватывала не только членов партии. Например, через кружки по изучению Сталинской Конституции к январю 1938г. в Красноярском крае прошло 103 809 чел., а в Хакасии – 8 191 чел.

Публичная коммуникация осуществлялась в разнообразных формах: обсуждение закрытых писем ЦК ВКП(б), крайкома партии, в организации показательных процессов и многолюдных партийных собраний.

Особой формой публичной коммуникации являлись региональные показательные процессы над врагами «местного» масштаба. Их организация находилась под контролем высших партийных инстанций. Первой группой процессов, организованных Москвой, стали суды над вредителями в животноводческих совхозах. В 1936г. вследствие массового падежа скота были арестованы руководители ряда мясомолочных совхозов. После поступления в Москву подобной информации из различных регионов СССР, отреагировал ЦК ВКП(б). В октябре 1937г. крайкомы, обкомы, ЦК нацкомпартий получили шифрограмму И. В. Сталина и В. М. Молотова о необходимости проведения показательных процессов в животноводческой отрасли. Вторую группу составляли показательные процессы в системе земельных и заготовительных органов, которым предшествовала в августе 1937г. шифрограмма И. В. Сталина.

Центром репрессивной кампании в ряде районов становились показательные судебные процессы по уголовным делам руководителей районов, при этом подсудимый первый секретарь райкома, как правило, был связан, по версии НКВД, с «правым» руководством Красноярского крайкома партии. Процессы были организованы на основе телеграммы ЦК ВКП(б), посланной по каналам спецсвязи.

Показательные процессы являлись важным способом давления ЦК ВКП(б) на регионы, которые инициировали собственные процессы.

Массовая коммуникация осуществлялась через многочисленную периодическую печать и широкую сеть радиовещания. В 1937г. в крае издавалось 103 газеты общим тиражом 234 тыс. экземпляров, а радиоточек насчитывалось 349 тыс.

Социалистическая система журналистики была сформирована сверху с учетом максимального агитационно-пропагандистского влияния на все слои населения. Особенностью печати 1930х.гг. стало наличие рабселькоровской сети. Последняя являлась одной из формой социально-политической активности трудящихся. При этом число заметок, принадлежащих перу рабселькоров, опережало число публикаций профессиональных журналистов. Так, газета «Власть труда» Минусинского района в 1936 г. опубликовала 1212 материалов рабселькоров и только 665 своих сотрудников, с января - октября 1937г.- 1856 и 1038 соответственно. Рабселькоровская сеть была обширной и охватывала все слои населения.

Средства массовой информации находились под контролем сектора печати Красноярского крайкома. Планы работы указанного сектора предусматривали разнообразные формы руководства и контроля периодическими изданиями.

Атмосфера репрессий оказала влияние на жанровое своеобразие газетных публикаций. Основное их количество - информационные жанры. Это объясняется тем, что в условиях массовых арестов у краевых журналистов не хватало смелости для аналитической работы (исключение составляют передовые статьи). До 40% публикаций – это заметки. Особенности формы заметки – это краткость, строгость, официально - деловой стиль. Однако для заметок, посвященных «разоблачениям» врагов, были свойственны эмоциональное отношение автора к фактам, риторические вопросы и риторическое ответствование, семантический повтор, трафаретность и стандартность заголовков, но текст отличался значительным насыщением информацией. На газетных полосах широко присутствовал и прямой отчет. В газетных материалах наиболее сильными аргументами являлись указания партийных лидеров, и это определяло композицию газетных публикаций.

Из аналитических жанров мало места на полосах краевой печати отводилось статьям. Однако, если проблемных, постановочных и статей-комментариев на страницах «Красноярского рабочего» недостаточно, то передовые статьи компенсировали этот недостаток. Они носили директивный характер и были написаны на основе установок ЦК ВКП(б). На газетных полосах отсутствовали жанр зарисовки, очерка, эссе. В ходе террора показывать социально - ценностные черты личности или коллектива в частной, конкретной ситуации было опасным.

Анализ содержания краевых газет позволяет выявить зависимость активности прессы от хода террора. В 1934-1936 гг. публикации о выявлении «врагов» эпизодичны. Локальные всплески публикаций о репрессиях в январе - марте 1935 г. и были связаны с убийством С.М. Кирова, а летом 1936 г. – процессом над «Антисоветским троцкистско-зиновьевским центром». С января 1937г. отмечается регулярное появление в газетах материалов о репрессиях и выявляется ежемесячный рост их числа.

На содержание материалов газетных публикаций влияла динамика репрессивной кампании, которая определялась установками ЦК ВКП(б). В газетных публикациях отражалась и специфика террора в регионе. Зимой 1937 г. пропагандистская работа определялась уроками процесса над «Параллельным антисоветским троцкистским центром», в ходе которого были осуждены видные хозяйственные руководители. За январь– март 1937г. 52% газетных публикаций было посвящено выявлению врагов в базовых отраслях экономики: лесной, железнодорожного транспорта, Красмашстрое. Публикуются материалы о борьбе с саботажем стахановского движения.

Перелом в работе краевой прессы был связан с февральско-мартовским 1937г. пленумом ЦК ВКП(б). Антистахановская тема была сужена до минимума. На газетных полосах стали появляться материалы о разоблачении «врагов» в партийных органах, в том числе в Красноярском крайкоме и в горкоме. Пик активности публикаций о выявлении врагов среди краевого партийного руководства наблюдается летом- осенью 1937г. и связан с визитом в край М. Ф. Шкирятова. В связи с директивами ЦК ВКП(б) с осени 1937г. пресса значительное внимание уделяет разоблачению «врагов» в сельском хозяйстве. Одновременно уменьшается число публикаций о «вредительстве» в промышленности.

В 1938 г. в работе прессы наметились перемены. Сокращается число публикаций о конкретных разоблачениях «врагов». Это было связано с принятием постановления ЦК ВКП(б) 20 января 1938г. Появилась серия статей, посвященных исправлению ошибок на основе январского постановления ЦК. Происходит рост числа газетных материалов о процессе выдвижения новых кадров, что связывалось с кампанией разоблачения «врагов народа».

В заключении диссертации подведены итоги работы и сформулированы основные выводы. Исследование позволяет заключить, что террор 1934-1938гг. на территории Красноярского края в отношении широкой массы населения был интенсивным. Итогом террора являлось формирование социальной опоры сталинского режима.

Основные положения и выводы диссертации отражены опубликованных работах:

  1. Макаров, А. А., О некоторых особенностях политических репрессий в национально-государственных образованиях Красноярского края во второй половине 1930-х гг./ А. А. Макаров// Вопросы социально-экономического развития и культуры края в документах архивного фонда.- Красноярск: ГАКК, 1997.- С. 120- 124.
  2. Макаров, А. А. Некоторые черты общественно-политической обстановки в Красноярском крае в период 1935-1937гг./ А. А. Макаров// Студент и гуманитарные науки. Материалы межвузовской научной студенческой конференции.- Красноярск: КГТУ, 2003.- С. 66-69.
  3. Макаров, А. А. Советский тоталитарный режим и массовые репрессии второй половины 30-хгг.ХХ в./ А. А. Макаров// Молодежь Сибири – науке России. Межрегиональная научно- практическая конференция.- Красноярск: КГТУ, 2003.- С. 5-8.
  4. Макаров, А. А. Совершенствование качества изучения в техническом вузе документальных исторических источников 20-30-х.гг.ХХв./А. А. Макаров //Совершенствование системы управления качеством подготовки специалистов. Материалы Всероссийской научно- практической конференции.- Красноярск: КГТУ, 2004.- С. 337-338.
  5. Макаров, А. А. Изучение советского прошлого и переходные политические процессы в современной России / А. А. Макаров//Студент и гуманитарные науки. Материалы межвузовской научной практической конференции.- Красноярск: КГТУ, 2004.- С. 119-123.
  6. Макаров, А. А. Периодическая печать в процессе агитационно-пропагандисткого обеспечения репрессий 1934-1938гг.(на материалах Красноярского края/ А. А. Макаров//Известия АлтГУ.- 2007.- № 4/2.- С. 102-106.

www.voeto.ru

Презентация "Репрессии в Идринском районе"

Просмотр содержимого документа «Презентация "Репрессии в Идринском районе"»

МКОУ Новоберезовская СОШ Тема исследования: Вычеркнутые из жизни

Репрессии в Идринском районе Красноярского края

Содержание работы:

  • Причины террора.
  • Насильственная коллективизация и раскулачивание.
  • Судьбы идринцев в годы репрессий в 20-30-е годы ХХ в.

Цель:

  • Нахождение фактов и аргументов, подтверждающих репрессии в Идринском районе.

Задачи исследования:

  • Изучить материалы государственного архива

с. Идринского с целью выявления категорий населения, подвергшихся раскулачиванию.

  • Выявить причины репрессий и их последствия.
  • Выпустить буклет «Репрессии в Идринском районе в 30-х годах».
  • Объект исследования:

архивные документы, художественная и публицистическая литература.

  • Предмет исследования:

репрессии 30-х годов в Идринском районе.

  • Методы исследования:

работа с информационными источниками, художественной и публицистической литературой, опрос авторитетных людей.

Актуальность темы:

  • Сейчас, с наступлением XXI века, становятся явными факты, которые скрывались ранее, открываются страшные цифры, а за ними – человеческие судьбы, поломанные жизни.
  • 20-е годы… Военный коммунизм, Н Э П, годы коллективизации – это прошлое гулким эхом отзывается в сердцах.

Прячет история в воду концы.

Спрячут, укроют и тихо ликуют.

Но то, что спрятали в воду отцы,

Дети выуживают и публикуют.

« Большой террор» - система мер, направленных на уничтожение широких слоёв населения.

Причины террора:

  • Препятствие политической активности
  • Усиление власти
  • Обеспечение севера страны бесплатной рабочей силой
  • Очищение партии от инакомыслящих

«Экономическое состояние Идринского района в 1925 году».

  • бедняки составляют 87,6% от общего числа хозяйств, середняков – 11,1%, а зажиточных – 1,4%.… Безлошадных хозяйств – 119 (2,5% от общего числа хозяйств.»
  • (обследование состояния Идринского района Минусинского уезда Енисейской губернии Ф – 1\ 378., опись- 1, дело – 18. 1925 г.)

Последствия коллективизации:

  • с 23 августа 1937 года по 15 июня 1938 годы в Красноярском крае было расстреляно 11620 человек;
  • В мае 1930 года было раскулачено до 600 середняцких хозяйств;
  • репрессировано: примерно 900 тыс. хозяйств.
  • осенью 1927 г. планировалось создать - 14,8 тыс.колхозов, а к концу 1932 г -создано 211,1 тыс. колхозов;
  • Было коллективизировано к 1932 61,5% крестьянских хозяйств.

Последствия коллективизации:

  • В Идринском районном архиве хранятся 1448 дел - свидетельства беззакония в отношении сельских тружеников.
  • По данным архива раскулачено в районе 1425 семей. Это столько личных дел на «раскулаченных», но много дел и потерянных.
  • С 1930 – 1933 гг. подверглось репрессиям и раскулачиванию
  • В течение 1930 – 1931 гг. было создано 43 колхоза.
  • Население района составляло: в 1924 – 40 449 чел., 115 населенных пунктов.
  • Во 2 пол. ХХ в. – 27 населённых пунктов (исключены из административно-территориального учета)

«Наступать на кулачество – это значит сломить кулачество и ликвидировать его как класс. Вне этих целей наступления есть декламация, царапанье, пустозвонство, все что угодно, только не настоящее большевистское наступление.»

И.Сталин

Литература:

  • Головатенко А. История России: спорные вопросы. «Школа – Пресс»,М. 1995 г.
  • История России в вопросах и ответах. Составитель – доктор исторических наук С.А.Кислицин. Ростов – на – Дону. «Феникс». 1997 г. С. 206 – 218.
  • Колесникова Л.А., Лапшов П.С. История России: хрестоматия. Часть11 (1917 – 1991 гг. Нижний Новгород. 2001 г. С. 73.
  • Сборник «Мартьяновские чтения», 19- 1989.
  • Шадрин А. История Большого Телека . Минусинск. 2001- 2002 г.. с. 41.
  • Хрестоматия по истории СССР, 1900 – конец 1930 –х гг. М.:Просвещение. 1988. С.259 – 260.
  • Вопилова В.«Столько лет , столько лет вместе», газ. «Идринский вестник»,

15.02. 2008г.

  • Гуров М. «Не может сердце жить покоем», газ. «Идринский вестник». 25.02.2006г.
  • Еременко В. «А Денис и Роман – пролетарии всех стран», газ. «Идринский вестник», 03.06. 2009г.
  • Славянская И. «Не забывая о прошлом», газ. «Идринский вестник», 26.10.2007г.
  • Тихонов Н.«Лицом к лицу лица не увидать», газ. Идринский вестник», 18.07. 2008г.
  • http://www.today.org.ru/total.htm.
  • http://www.reactioner.com/reaction/articles/42.html.
  • http://www.proza.ru/texts/2006/12/21-73.html.
  • http://www.ucheba.ru/referats/14106.html.
  • http://tv-rip.nnm.ru/stalin_terror.

multiurok.ru


Вверх