6+

Районная газета «Красноярский вестник». Издаётся с 31 октября 1931 года

Главная / Солдаты Победы / Джаркенов Файзулла Умртаевич

Джаркенов Файзулла Умртаевич

  • 326
  • 1
 

Джаркенов Файзулла Умртаевич

Был в большой семье Джаркеновых ритуал: в День Победы дети и внуки приходили в гости к родителям. Теперь нет в живых главы семейства Файзуллы Умртаевича, болеет и Рахиля Мусекеновна. Но память об отце у родственников жива. Однажды и я побеседовал со стариками.

- В 1944 году я вернулся с фронта — рассказывает Файзулла Умртаевич, — комиссовали меня после ранения под городом Жлобиным в Белоруссии. Дома ждала меня одна мать, убитая горем. Мои старшие братья Кабдул и Абдулла, оказывается, погибли на войне, а сестра Халипа, которую забрали на работу, не подавала о себе вестей. Жена старшего брата успела выскочить замуж. Мама не захотела оставаться в селе Карабюрик. С этим селом у нее были связаны одни горести. Здесь она потеряла родных, детей в младенчестве, мужа. Сюда их заставила переехать из Аксарайской степи власть, когда открыла кампанию по переводу степных казахов на так называемый оседлый образ жизни в 1932 году. С Карабюрика мы переехали в село Бакланье, где проживали родственники. Я имел инвалидность, ходил с палкой. Мне предложили работу военруком в Самойловской школе, которая находилась на противоположном берегу реки от Бакланьего.

- Вот тогда мы и познакомились, — включается в разговор Рахиля Мусекеновна. – Высокий, красивый парень многим девушкам бросился в глаза. Тем более, когда стал работать учителем. Ну и я была по тем временам образованной, после окончания семилетней школы поступила на рабфак, находившийся в поселке Володарский. Однако с третьего курса мне, да и многим детям колхозников, пришлось оставить учебу, так как с 1940 года в стране ввели карточную систему на продукты, плату за образование в средней школе, рабфаке (в год требовалось внести 250 рублей). Вернулась домой, пошла работать в колхоз. Когда началась война, мужчин забрали на фронт, девушек, молодых женщин направили на оборонительные работы: мы копали противотанковые траншеи. Три раза меня призывали до осени 1943 года. Каждый раз на несколько месяцев. Мы рыли рвы, а солдаты рядом устанавливали мины. Бывало, и под немецкую бомбежку попадали. Начинали под Джакуевкой, завершили под Элистой.

- Как свадьбу отпраздновали?

- Очень скромно. Было несколько близких родственников. Соблюдали все сопутствующие народные обряды. У меня и приданое было: сундук с одеждой, постель и небольшой набор посуды.

- Мы могли пожениться и раньше, но не был готов мой дом, — уточняет Файзулла Умртаевич. – Я должен был ввести молодую хозяйку в собственное жилье. Вот и строил народным методом мазанку. Дело в том, что когда мы с мамой приехали в Бакланье, то жили у дяди, а у него была своя семья. Избу закончил в январе, а в феврале сыграли свадьбу. В этом доме проживали до 53 года. К этому времени семья выросла, тогда построил большой дом, а в 1966 году уже обновил жилье. Уточню, все мои дома были, по нынешним понятиям, приспособленным жильем. Их называли тогда мазанками: в землю вкапывают столбы, стены устанавливают из камышитовых плит и обмазывают глиной, а вместо кровли идут тоже подручные материалы: циновка, камыш, нут, земля. Свой нормальный дом мы построили в 1980 году в Красном Яру. С помощью повзрослевших детей.  

- Я не ошибусь, если скажу: ваше богатство – дети?

- Верно заметили, — говорит Рахиля Мусекеновна. – Бог нам дал шестерых сыновей и двух дочерей. Всех подняли на ноги. Всем дали образование, которое пожелали. Все создали семьи, работают. Никто из них никогда не заставлял нас краснеть перед людьми. Значит, мы сумели правильно воспитать их. Мы с мужем гордимся ими.  Конечно, нелегко было нам им их поднять. Файзулла с войны пришел инвалидом, устроился на «легкую» работу, следовательно и зарплату получал  маленькую, а Рахиля постоянно сидела с детьми. И еще с ними жила свекровь, которая через некоторое время  ослепла. По сути, она стала их первым “ребенком”. В течение десяти лет, пока  не умерла, она жила с ними. Джаркеновых выручала корова. Ее еще в 1944 году с собой привели Файзулла с матерью. В те годы в стране существовал натуральный налог: имеешь корову – сдай государству 47 кг мяса, 8 кг масла в год. Приходилось сдавать, да самим кормиться. Легче им стало, когда старшие дети достигли 10-12-летнего возраста. Они ходили на рыбалку, летом работали на колхозном сенокосе, присматривали за младшими.

- Мне как мужчине было неудобно мало зарабатывать, — продолжает разговор Файзулла Умртаевич, -  но здоровье не позволяло. Из школы я прешел в сельсовет секретарем. Однажды заболел надолго. Видимо, на нервной основе. И тогда председатель исполкома взял на работу Рахилю на мое место. Семья не потеряла доходы, хотя они были маленькие. Были и другие люди, которые поддерживали нас в трудные времена. Обо всех проявлениях человеческой доброты мы рассказываем детям, внукам, чтобы и они кому-то помогли. Джаркеновы  не чурались всякой работы, но никогда чужого не брали. Этому и детей учили. Достатка в семье тогда не было, но бедными себя не считали. Все, что зарабатывали, тратили на детские нужды. Младшие надевали одежду старших, когда те вырастали. Так было во всех многодетных семьях. Дети верно усвоили урок – только своим трудом и поведением можно достичь счастья. Так получилось. Ныне  дети и внуки Джаркеновых живут в достатке. Более того, они гордятся родителями.

Амиржан Истилеев.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх