6+

Районная газета «Красноярский вестник». Издаётся с 31 октября 1931 года

Главная / Солдаты Победы / Никулины Иван Васильевич и Валентина Васильевна

Никулины Иван Васильевич и Валентина Васильевна

  • 254
 

Никулины Иван Васильевич и Валентина Васильевна

Любовь и война. Два берега жизни. Людским чувствам нет преград. Военно-полевые романы в книгах и фильмах изображали и как страсть, и как мимолетное увлечение, и как распутство. Всякое бывало. Ивана и Валентину тоже свела война. Молодые люди полюбили друг друга... Недавно они в кругу близких отметили 60-летний юбилей семейной жизни. Поженились после жестокого сражения на Курской дуге.

Они встретились летом 1942 года. Война бушевала кругом. 21-я рота связи авиационного базирования (РАБ) Брянского фронта, где служил техник-телеграфист старший сержант Иван Никулин, дислоцировалась в с. Телегино Пензенской области. Он одним из первых узнал о пополнении: в роту привезли восемь девушек-связисток. А 19-летняя Валентина Леонтьева, которую определили телеграфисткой, сразу же приглянулась старшему сержанту. Он стал чаще захаживать в аппаратную, искал предлога, чтобы поговорить с красивой девушкой.

- Он был тогда стеснительным, ухаживал очень скромно, — вспоминает Валентина Васильевна. — И был еще отличным специалистом, незаменимым. Его высоко ценили командиры. Это тоже льстило мне.

- А я влюбился в нее, — говорит Иван Андреевич. — Старался чаще быть около нее. Сначала боялся, что она отвергнет меня. Потом, когда добился ее расположения, одолели другие мысли: на войне могут и убить.

Отношения старшего сержанта и рядовой окружающие восприняли как военно-полевой роман, одни над ними подшучивали, другиe с завистью смотрели на них. Иван не обращал внимания ни на кого, ни на что, он старался быть рядом с любимой при удобном случае, оберегал ее. Однажды его вызвал командир роты капитан Людчик и потребовал прекратить "шашни" с рядовой Леоньтевой, ибо над ним стали подшучивать в соседних подразделениях, а вышестоящие командиры намекали, что он распускает дисциплину. Старший сержант на этот раз не сказал привычное: "Так точно!", а заявил, что любит девушку и хочет жениться на ней.

- Ты что, забыл, где находишься, — кричал капитан. — В армии, на войне. Тут действуют другие законы. Все, иди, разберись со своими чувствами...

- Что хотите, то и делайте, а я её люблю, — стоял на своем Никулин.

В очередной раз "воспитывая" его, командир заявил, что переведет подальше от роты телеграфисгку. "А я ее теперь найду везде, — заявил серьезно старший сержант, — через все пройду...

Продолжалась война. Рота теряла бойцов, но техническая обеспеченность ее связью с авиаподразделениями была всегда на высоте. Благодаря высокопрофессиональным действиям Никулина исправно работали телеграфные аппараты, быстро ликвидировались разрывы на линиях. Его уважали за четкую исполнительность. А однажды, после раз­говора по душам, командир роты махнул рукой: "Да женитесь и успокойтесь..."

Однако зарегистрировать брак оказалось не простым делом. В сельских бюро загса, куда они обращались, отвечали: "У вас нет паспортов, а красноармейские книжки не в счет". 21-я рота РАБ из Курского сражения вышла несколько ослабевшим. Его штаб расположился в с. Губкино Малоархангельского района Орловской области. Молодые опять обратились в сельский совет. Секретарь исполкома Евдокия Федоровна Васютина посочувствовала молодым, согласилась зарегистрировать брак. При этом заявила, что сделает как положено, запишет в книгу регистрации, однако выдать свидетельство не сможет, так как бланки и печать уничтожены немцами. Но документы она вышлет попозже. Молодые обрадовались. Их отношения были узаконены 20 августа 1943 года. При этом секретарь сделала запись на комсомольском билете В.В. Леонтьевой, что зарегистрирован ее брак с И.А. Никулиным.

Е.Ф. Васютина сдержала слово. Она прислала свидетельство о браке Валентине Васильевне. И они переписывались долго, до середины 1972 года, пока не умерла Евдокия Федоровна, но встретиться им не удалось.

В январе 1944 года В.В. Никулина была демобилизована из рядов Советской Армии, так как ждала ребенка. Она отбыла домой, в с. Теплинка Красноярского района, где ее ждала мать Евдокия Дементьевна, а отец Василий Иванович находился в действующей армии. Она была у них единственной дочерью. В марте Валентина Васильевна родила сына Александра.

А Иван Андреевич воевал. Частые письма от жены согревали его душу, ему не терпелось увидеть, обнять сына... Дорогами войны он дошел до Берлина. После Победы его не отпускали домой. Только в конце мая 1946 года его демобилизовали. У него был выбор: ехать в Ленинград, чтобы продолжить учебу в 3-м медицинском институте, откуда его в 1939 году с первого курса забрали на срочную службу, или на станцию Дария Карагандинской области, где жили мать с четырьмя его сестрами. Но он уехал навстречу своей судьбе, в неизвестную Теплинку.

До того времени жизнь И.А. Никулина была непредсказуемой. Он родился в сентябре 1919 года в семье зажиточного крестьянина на хуторе Большой Лычак, что в нынешней Волгоградской области. Хозяйством правил дед Иван Григорьевич. У него были два сына — Андрей и Николай. Все три семьи, где имелось 8 детей, жили в одной избе. В 1929 году дед был арестован и осужден как кулак на семь лет, которые провел на Соловецком острове, а его семью выслали в Карагандинскую область, в трудпоселок № 5, что в Осокоревском районе. Здесь же ее Иван Григорьевич нашел в 1936 году. Каким-то образом он вызволяет семью из-под стражи и перевозит на станцию Дария, позаботился о том, чтобы внуки выучились в школе. Иван Андреевич заканчивает одну из карагандин­ских средних школ и поступает в Ленинградский мединститут в двадцатилетнем возрасте.

Не суждено было ему стать врачом, хотя через несколько лет он опять предпринимает попытку продолжить обучение в мединституте, но только в астраханском. Это было в 1949 году. После войны он год проработал в Теплинке учителем начальных классов, по­том с семьей поехал к родным в Казахстан. Сестра Александра с мужем уговорили его устроиться на работу на закрытом заводе в Акмолинске (нынешняя Астана). Однако здесь он не находил себя, поэтому поддается уговорам друга детства Николая Лазаренко и переезжает на станцию Дария, устраивается нормировщиком в депо. Находится здесь работа и для Валентины Васильевны. Там его вновь посетили мысли об учебе. Из ин­ститута приходит вызов. Он с семьей выезжает в Астрахань, к этому времени жена ждала ребенка. В институте его известили, что стипендия не будет выплачиваться, а срок обучения продлен и составляет шесть лет. Решение он принимает по-военному: нет — учебе, едем в Теплинку. Здесь он устраивается на работу заведующим колхозным радиоузлом, а Валентина Васильевна — начальником почтового отделения.

Потом Ивана Андреевича переводят техником-механиком по радиоузлам Красноярского района, и он в течение семи лет ходит пешком по селам, налаживая аппаратуру. В 1959 году его назначили начальником Красноярского участка по обслуживанию междугородной телефонной связи. Чуть позже ему же передали всю электросвязь. Вот тут и нужны были знания — поступает во Всесоюзный заочный техникум связи, который закончил в 1968 году. Под его руководством проходит модернизация станции. Участок действует без сбоев. В 1970 году министр связи СССР присваивает ему звание "Мастер связи". А в 1971-м И.А. Никулин награждается орденом Ленина. 20 лет он руководит этим предприятием, а после выхода на пенсию еще восемь лет задерживается тут, работая оператором по качеству связи.

И Валентина Васильевна с переездом в Красный Яр устраивается телеграфисткой на станцию. Отсюда она вышла на заслуженный отдых. И дети -Александр, Лариса — выбрали профессию электросвязистов.

...На днях Ивану Андреевичу исполнилось 84 года, а Валентина Васильевна в начале года отметила 80-летие. Старики живут одни, а дети — неподалеку, тоже в Красном Яру, часто навещают родителей. У них четыре внука и два правнука. Жизнью довольны, не сидят без дела: дом, огород требуют заботы. А у Валентины Васильевны есть увлечение — вязание, вышивание.

- Секрет семейного долголетия? — Валентина Васильевна, не задумываясь, отвечает. — В любви. Мы за 60 лет совместной жизни ни разу не ругались, не бросали друг другу обидные слова. Ну, замечания делали. Теперь боюсь одного — расставания... Мы всегда дорожили друг другом.

Амиржан Истилеев.

 

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх